КС РФ фактически узаконил «параллельный импорт»

Конституционный Суд Российской Федерации высказал свою позицию по результатам рассмотрения обращения общества П. о проверке норм, запрещающих ввоз товаров в Россию без согласия на это правообладателя. Об этом сообщается на официальном сайте Суда 1 . Суть дела заключалась в том, что общество заключило государственный контракт на поставку в российское медучреждение партии специальной бумаги для аппарата УЗИ, приобретенной не напрямую у правообладателя, а у сторонней компании. Но груз не прошел таможню: он был арестован арбитражным судом на основании иска о защите исключительных прав на товарный знак. В результате обществу было запрещено ввозить, продавать или другим образом вводить товар в гражданский оборот на территории России, бумага у юрлица была конфискована, а также взыскана компенсация в размере 100 тыс. руб. Общество безуспешно пыталось обжаловать такое решение в апелляционной и кассационной инстанциях, после чего обратилось с жалобой в КС РФ.

Заявитель попросил Суд проверить конституционность положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п. 1-2 и п. 4 ст. 1515 Гражданского кодекса, допускающих применение одинаковой санкции как за ввоз в Россию поддельных товаров, так и за ввоз оригинальных товаров, маркированных товарным знаком правообладателя, но без его разрешения. Речь идет о так называемом «параллельном импорте».

КС РФ согласился с доводами заявителя и отметил, что правообладатели могут недобросовестно использовать исключительное право на товарный знак и ограничивать ввоз в Россию конкретные товары или завышать цены на них. Суд обратил внимание, что такие действия могут возникать и в связи с применением каким-либо государством санкций против нашей страны, и в таких случаях суды могут отказать правообладателю в иске полностью или частично. Кроме того, суды, принимая решение о размере ответственности импортера, обязаны учитывать фактические обстоятельства дела и не устанавливать ее в одинаковом размере для импортеров, ввозящих оригинальную продукцию без согласия правообладателя, и импортеров, ввозящих подделку. Поясняется, что речь идет о случаях, когда убытки от такого ввоза не сопоставимы с убытками от ввоза контрафактной продукции. А уничтожать такие товары можно, уточняет КС РФ, если они ненадлежащего качества и это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей. Суд постановил, что решения судов в отношении общества П. должны быть пересмотрены.

1 С полным текстом сообщения КС РФ можно ознакомиться на официальном сайте суда.

Параллельный импорт

Параллельный импорт

Сразу стоит отметить, что легальное определение «параллельного импорта» отсутствует. Между тем, исходя из сложившейся международной практики, под параллельным импортом обычно понимают ввоз «брендированной» продукции на территорию страны, где данная продукция не реализовывается самим правообладателем бренда или иным лицом с согласия правообладателя.

Теперь можно остановиться подробнее на отличительных признаках параллельного импорта.

Во-первых, под импортером понимается любое лицо, осуществляющее ввоз оригинальной продукции, а не уполномоченные правообладателем бренда субъекты (официальные дистрибьюторы, дилеры и др.).

Во-вторых, ввозимая продукция имеет отличительную (неповторимую) маркировку.

В-третьих, отсутствует разрешение правообладателя товарного знака на ввоз продукции (введение в оборот), то есть импортер и правообладатель не состоят в договорных отношениях.

Рассмотрим классическую схему с участием российского предпринимателя.

Российский предприниматель едет заграницу, где и приобретает партию оригинальных товаров для дальнейшей реализации на российском рынке. Предпринимателем движет естественное желание сэкономить, а также найти наиболее выгодное предложение, приемлемые условия сотрудничества.

Ведь закупать товары по завышенной цене у официального дистрибьютора куда менее выгодно, чем уплатить более низкую цену производителя, установленную, например, для третьих стран.

Получается, что предприниматель использует не официальный канал (действуя через официальных дистрибьюторов в стране их нахождения), а «параллельный». Отсюда и название всего механизма – «параллельный импорт» или «серый импорт». Впрочем в этой части предположим, читатель настоящего материала, получил подтверждение и так имеющейся у него информации.

Дальше перейдем к самому интересному вопросу. Легален ли параллельный импорт в Российской Федерации?

Для ответа на этот вопрос стоит начать с раскрытия главной категории, используемой в рассматриваемом вопроса, а именно с принципа исчерпания прав.

Суть данного принципа сводится к следующему. Если правообладатель реализовал (ввел в гражданский оборот) свою продукцию, то он утрачивает право в дальнейшем диктовать новым собственникам продукции условия ее реализации, предъявлять требования, вытекающие из нарушения прав на товарный знак (например, о выплате компенсации), препятствовать дальнейшей перепродаже товаров.

Закрепление этого принципа обусловлено желанием обеспечить равенство между интересами правообладателя и интересами государства (общества).

Всего существует три разновидности принципа исчерпания прав (далее также ПИП): национальный, международный и региональный.

Национальный принцип предусматривает исчерпание исключительных прав правообладателя только при условии введения товара в оборот внутри страны. Несмотря на неоднократную реализацию товара за рубежом, для ввоза товара в страну с действующим национальным ПИП требуется согласие правообладателя товарного знака. Или другими словами, введение товара в оборот в стране производства товара означает исчерпание исключительных прав на товарный знак только в этой стране, а не автоматически во всех остальных странах мира.

Международный принцип предполагает исчерпание исключительного права на товарный знак в отношении продукции, которая была введена в оборот, как в стране производства товара, так и в любой другой стране мира.

Региональный принцип отличается от международного по признаку территориальности, продажа «брендированной» продукции на территории одного из регионов влечет исчерпание исключительного права на бренд и в других регионах.

В Российской Федерации действует национальный принцип исчерпания исключительных прав, в ЕС – региональный, а, например, в Китае — международный.

В российском законодательстве национальный ПИП закреплен непосредственно в ст. 1487 ГК РФ, которая предусматривает исчерпание исключительного права на товарный знак в отношении тех товаров, которые были введены в оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия.

Получается, на ввоз товара с оригинальной маркировкой в РФ должно быть получено согласие правообладателя бренда.

Согласно действующему российскому законодательству любое использование товарного знака без согласия правообладателя является незаконным (ст. 1484 ГК РФ). В указанной статье приводится лишь примерный перечень возможных способов использования товарного знака.

Ввоз маркированной товарным знаком продукции является самостоятельной формой использования товарного знака.

Ввоз оригинальной продукции без согласия правообладателя бренда является незаконным использованием бренда правообладателя, за которое предусмотрена гражданско-правовая ответственность.

Правообладатель товарного знака вправе воспользоваться способами защиты, которые предусмотрены общей нормой — ст. 1252 ГК РФ (требование о признании права, запрете использования и др.), а также специальной — ст. 1515 ГК РФ (требование о выплате убытков или компенсации).

Указанные выше права распространяются и на зарубежных правообладателей товарных знаков, чьи права были нарушены в результате параллельного импорта их продукции в Россию. Чаще всего пострадавшие от параллельного импорта правообладатели предъявляют к импортеру требования о запрете введения в оборот маркированной продукции, включая запрет ввоза, продажи, предложения к продаже, а также требование об уплате компенсации. Суммы взыскиваемой компенсации обычно варьируются в пределах от 1 млн руб. до 5 млн руб. Правда суды присуждают обычно лишь половину от заявленных сумм компенсаций.

Так суд удовлетворил требования компаний-правообладателей товарных знаков «LONGINES», «OMEGA», «RADO» о взыскании компенсации с ответчиков за предложение к продаже на территории РФ оригинальных часов, правда в меньшем от заявленного размере – по 2,5 млн руб. в пользу каждого из истцов. При этом, суд не принял довод одного из ответчиков о невозможности распространения территориального принципа исчерпания прав на сеть «Интернет» ( Определение ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 15.07.2014г. № ВАС-12583/13 ).

В судебной практике можно встретить и рекордно низкие суммы компенсаций, которые предъявляет к импортеру правообладатель товарного знака. Например, по одному из дел, правообладатель товарного знака на медицинское оборудование потребовал от импортера выплаты компенсации в размере 20 тыс. руб. ( Постановление Суда по интеллектуальным правам от 19.06.2014 по делу № А76–17672/2013 ).

А вот правообладателю бренда «KRUSOVICE» не повезло, суд снизил размер компенсации с 1 млн руб. (по 10 тыс. руб. за каждый факт нарушения – ввезено было 100 бутылок с оригинальной маркировкой) до 30 тыс. руб. ( Постановление АС Московского округа от 25.02.2013г. по делу № А40-23850/12-27-216 ).

Может ли правообладатель потребовать от импортера изъять из оборота ввезенные им оригинальные товары и уничтожить.

Эти требования, а именно, изъятие из оборота и уничтожение за счет нарушителя могут быть заявлены правообладателем товарного знака только в отношении контрафактных товаров. Согласно действующей норме (ст. 1515 ГК РФ), под контрафактным товаром понимается товар, на котором незаконно размещен товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение. Другими словами, контрафакт это всегда подделка.

Например в широко известном деле с участием правообладателя бренда Porsche Cayenne S, суд не нашел оснований для признания ввезенных автомобилей контрафактом. Ведь автомобили имели оригинальную маркировку, которая была нанесена сами правообладателем. ( Постановление ВАС РФ от 03.02.2009 по делу № А40-9281/08-145-128 ).

Предмет параллельного импорта не является контрафактным товаром в силу того, что был произведен и маркирован без нарушения исключительных прав третьих лиц. А значит, правообладатели не могут наказывать импортеров с помощью санкций гражданско-правовой ответственности, предусмотренных за реализацию контрафактных товаров. Так, производитель моторных масел «MAGNATEC» и «EDGE» обратился в суд с иском к компании «КАСТРОЛ ЛИМИТЕД», в частности, с требованиями об изъятии и уничтожении незаконно ввезенной продукции, именуя ее контрафактом. Между тем суд, отказал в удовлетворении требований по мотивам, изложенным выше ( Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.10.2013 г. по делу № А53–33004/2012 ).

Не всегда параллельный импорт был вне гражданско-правового поля. Так, три года назад, суды были более лояльны к нарушителям нежели к возмущенным правообладателям брендов. Количество отказов в исках существенно превалировало над количеством судебных актов, вынесенных в пользу правообладателей. Мотивировка судей сводилась к следующему: раз правообладатель бренда ввел товары в оборот заграницей, значит, имело место исчерпание его исключительных прав, а значит, его требования носят неуместный характер. Таким образом, суды по каким-то причинам придерживались международного принципа исчерпания исключительных прав при фактически закрепленном в России национальном принципе. Неудивительно, что большинство подобных решений были отменены вышестоящими судебными инстанциями.

Смотрите так же:  Новые требования к грузовым автомобилям

Параллельный импорт и административная ответственность

Однозначно, за параллельный импорт на нарушителей распространяются некоторые санкции гражданско-правовой ответственности, а вот как быть с мерами административной ответственности?

За незаконное использование товарного знака предусмотрена административная ответственность (ст. 14.10 КоАП). Из арбитражной практики, в частности из Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 11 недвусмысленно усматривается, что санкции ст. 14.10 КоАП распространяются только на лиц, осуществляющих производство, реализацию контрафактных товаров. Таким образом, предприниматели, практикующие параллельный импорт, могут с легкостью выдохнуть, им административная ответственность за незаконный ввоз уникальных товаров не сулит.

Выше были описаны, какими правовыми рычагами могут пользоваться правообладатели, чьи права были нарушены в результате параллельного импорта. А какие контрдоводы чаще всего используют нарушители?

Приведем некоторые из них.

Довод нарушителя о том, что он ввозит товар не для коммерческой реализации, производит впечатление просто детского лепета и сразу отклоняется судами как необоснованный.

Ключевым же аргументом в позиции ответчика является его аргумент о том, что действия правообладателя направлены на ограничение конкуренции, и есть не что иное, как злоупотребление правом. На самом деле приведенные аргументы отражают и позицию ФАС, которая активно выступает за легализацию рассматриваемого вида импорта в России. Положительный эффект от подобного выразился бы в стимулировании конкуренции, расширении каналов поставки товаров, а также в удовлетворении интересов конечного потребителя.

Естественно все вышеописанное совсем не отвечает интересам международных компаний, которые хотят иметь монополию на свою продукцию и спокойно диктовать дистрибьюторам условия ее реализации.

Пока что представители малого бизнеса, даже при поддержке ФАС, не могут пролоббировать устраивающие их поправки в ГК РФ, которые бы узаконили параллельный импорт. Изменится ли подход законодателя, а равно и судебная практика по этому вопросу покажет время. Особо после объединения ВАС РФ и ВС РФ. А пока мелким импортерам следует опасаться только судебных разбирательств в арбитраже, по результатам которых они могут легко и ненавязчиво расстаться с кругленькой суммой.

Автор материала — Елизавета Разина.

Предлагаем своим клиентам наши юридические услуги по следующим направлениям:

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Будем рады увидеть вас среди наших клиентов!

Смело звоните или пишите нам:

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты [email protected]

Юридическая фирма «Ветров и партнеры»
больше чем просто юридические услуги

Параллельный импорт и пиратство: как защитить интеллектуальные права

О проблеме «параллельного импорта» поспорили старший партнер «Интеллект-С» Максим Лабзин и замначальника управления контроля рекламы и недобросовестной конкуренции ФАС Яна Склярова. Первый утверждал, что товарный знак сейчас не просто средство индивидуализации, а защита инвестиций, вложенных в продукт. Правообладатель вкладывается в рекламу, качество товара, чтобы сформировать известный бренд, отмечал Лабзин. Он объяснял, что такие компании выстраивают в России дилерскую сеть с авторизованными сервисными центрами и несут за все это приличные расходы: «А параллельный импортер – лицо, которое получает дивиденды за счет чужих усилий».

Это международный принцип исчерпания прав, который заключается в том, что ввоз товара под зарегистрированной товарной маркой возможен в страну любыми участниками рынка, а не только теми, кто получил разрешение правообладателя.

Еще одним минусом параллельного импорта старший партнер «Интеллект-С» назвал опасность приобрести некачественный товар известного бренда. И в этой связи, по его словам, забота правообладателя о своем продукте всегда будет эффективнее, чем работа госорганов по пресечению ввоза нелегального товара. Склярова в ответ уверяла, что Лабзин рисует идеальный портрет правообладателя, который в свой деятельности опирается только на заботу о потребителе: «Но это не всегда так». Она поясняла, что параллельный импорт – это не поддержка контрафакта, а инструмент свободной экономики. Представитель ФАС отметила, что подобный правовой институт может появиться в отношении некоторых видов товаров на уровне ЕАЭС. Склярова перечислила обоснования, которые могут лечь в основу международного принципа исчерпания прав:

  • товар на территории страны недоступен;
  • товар есть, но в ограниченном количестве или по завышенной цене;
  • качество товара хуже, чем в стране правообладателя.

Однако, по мнению Лабзина, вместо такого подхода гораздо эффективнее поддерживать конкуренцию между разными производителями однотипных товаров: «Не надо считать, что особой защиты заслуживает интерес потребителя покупать какой-то конкретный бренд дешевле».

Екатерина Мясникова, советник отдела защиты прав интеллектуальной собственности Департамента развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), рассказала о тех нововведениях на уровне ЕАЭС, которые уже приняты. Речь идет о едином таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности стран союза, который ведет ЕЭК. По словам докладчика, сейчас стоит вопрос о практическом функционировании такой новеллы. Она сообщила, что в марте этого года уже утвержден регламент ведения такого реестра. Сейчас мы разрабатываем вопросы авторизации для правообладателей в нем, рассказала Мясникова: «Скорее всего, это будет сделано по аналогии с сервисом госуслуги». То есть правообладатель получит себе при регистрации личный кабинет, в котором надо будет заполнить заявление и все регистрационные формы. Полностью в электронном виде эта система заработает, когда на территории всех стран союза будет признаваться электронная цифровая подпись, сказала Мясникова.

Новые решения для бизнеса

Участники мероприятия не обошли стороной и тему разработок удобных бизнес-решений, которые помогают компаниям эффективнее пользоваться своими объектами интеллектуальной собственности. Андрей Лаенко, замглавы проектного офиса Федерального института промышленной собственности, представил экспертно-аналитическую инфраструктуру Роспатента для высокотехнологичных компаний. Он рассказал, какие виды работ они могут выполнить для предприятий. На стратегическом уровне – это отраслевой патентный ландшафт и патентная технологическая разведка, чтобы подобрать организации перспективные технологические направления для вложения инвестиций. А на операционном уровне – анализ портфеля патентов, которые есть у компании и «R&D антураж», когда определяется, какие Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) являются в настоящий момент времени нужными для организации. Лаенко подчеркнул, что подобные проекты актуальны сейчас не только для крупных предприятий, но и для небольших фирм.

Вместе с тем Дмитрий Платонов из Staply заметил, что у многих организаций в принципе отсутствует стратегия по интеллектуальной собственности как таковая. Докладчик рассказал про ситуацию, с которой он чаще всего сталкивался, работая в юридическом консалтинге: «Приходил клиент, который говорил, что в этом году их компании надо подать 90 заявок на патент – такую цель поставил руководитель организации. Я шел и спрашивал у этого начальника, почему именно эта цифра? А в ответ слышал, что в прошлом году они подали 85 заявок, поэтому за следующие 12 месяцев надо показать рост». Учитывая такой опыт, Платонов и решил разработать идеальную форму стратегии обеспечения правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности в сфере ИТ. По словам эксперта, она должна помещаться на одну страницу А4. Кроме того, нужно создать единое видение всех продуктов, которые есть у фирмы, подчеркнул докладчик: «После такого внутреннего аудита порой выясняется, что 40% патентов компании не используется». Крупным предприятиям наши стратегии помогают увеличить капитализацию, а небольшим фирмам – эффективно привлечь новые инвестиции, привел часть результатов их работы Платонов.

Как судиться за нарушения в интернете

Тему товарных знаков продолжила Елена Городисская, адвокат, партнер и руководитель практики «Интеллектуальная собственность» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» (АГП), которая рассказала об их защите в интернете. Она отметила, что чаще всего права на товарные знаки во «всемирной паутине» нарушают несколькими способами: когда используются в доменных именах, на сайтах, в ключевых словах поиска или на коммерческих страницах в соцсетях. По словам докладчика, защититься от таких случаев правообладатель может тремя путями: судебным, административным и уголовно-правовым. Городисская подробнее остановилась на первом варианте. Она сразу предупредила, если подобный спор придется рассматривать в СОЮ, то там правообладателю будет непросто донести судье суть нарушения права на товарный знак.

Несмотря на отсутствие конкретных сведений о владельце домена, к ответственности привлекается тот, кто им пользуется. То есть, если тяжело определить собственника интернет-ресурса, то в таком случае за нарушение прав на товарный знак можно наказать пользователя сайта.

Елена Городисская, адвокат, партнер и руководитель практики «Интеллектуальная собственность» АБ «Андрей Городисский и Партнеры» (АГП)

В Арбитражных судах этой проблемы нет, зато есть другие. Если пострадавший захочет взыскать компенсацию, то заявителю сначала надо будет обратиться с претензией к нарушителю, у которого будет 30 дней на ответ, пояснила адвокат. За этот месяц потенциальный ответчик успевает передать администрирование доменного имени другому лицу, чтобы уйти от ответственности, рассказала Городисская. Чтобы избежать такой «хитрости» со стороны нарушителя, она посоветовала потерпевшим идти в суд с требованием, не включающим в себя компенсацию, либо обратиться к регистратору доменного имени с просьбой запретить все манипуляции с доменом на время разбирательства.

«Досудебка» и проблемы «военных»

О некоторых проблемных ситуациях по соблюдению обязательного досудебного порядка урегулирования споров говорила Ольга Осадчая, начальник отдела обобщения судебной практики и статистики Суда по интеллектуальным правам. Опираясь на практику СИП, она пояснила, что такой порядок не будет считаться нарушенным, если заявитель не указал в претензии размер компенсации, либо прописал ее сумму меньше той, которую потом включил в иск.

Еще один спорный случай – по закону претензию надо направить правообладателю по двум адресам: на тот, что указан в ЕГРЮЛ, и другой – который есть в реестре товарных знаков. Но что делать, если документ послали только по одному адресу? Докладчик объяснила, что это не будет считаться нарушением, если получится доказать фактическое получение претензии адресатом.

Свои трудности по защите исключительных прав есть и у предприятий оборонно-промышленного комплекса. О них рассказал директор по правовым вопросам концерна «Калашников» Константин Мамилов. По его словам, если организация хочет разработать военный продукт за свой счет для государства, то именно власти будут обладать интеллектуальными правами на эти разработки.

Докладчик привел несколько шагов, которые бы могли изменить существующий порядок. Во-первых, возмещение хотя бы части затрат инвестора по итогам успешного завершения конструкторских работ, если получилось достичь необходимых тактико-технических характеристик. Во-вторых, возврат вложений инвестору путем их учета в цене продукции по гособоронзаказу, когда идет серийное производство. В-третьих, предоставление частному инвестору права использовать созданные им результаты интеллектуальной деятельности. И еще один вариант – определять правообладателем на результаты НИОКР разработчика военной техники.

Смотрите так же:  Как оформить авто с номерами

В гражданских отраслях защищать исключительные права все же легче. Глава департамента интеллектуальной собственности и стандартов Philips Татьяна Сазонова привела пример комплексного нарушения прав при производстве зубных щеток. Нарушитель изготавливал товар, который полностью напоминал их продукцию. В итоге этот спор закончился мировым соглашением, отметила докладчик. Наш оппонент отказался продолжать делать такие щетки и выплатил определенную компенсацию, пояснила Сазонова.

Конфликты от пиратов

Тему пиратства затронула директор по юридическим вопросам Viacom International Media Networks в России и СНГ Юлия Сычева, отметив, что Россия не является лидером по потреблению такого контента. В этом «рейтинге» нас опережают США, а чаще всего пользователи посещают пиратские ресурсы для просмотра сериалов и прослушивания музыки, привела она статистику. Докладчик рассказала, что способов защитить свой контент несколько: от нанесения водяных знаков на продукцию до обращения в суд. В России можно добиться временной блокировки пиратского ресурса за 3–5 рабочих дней – это обеспечительные меры, подчеркнула она: «Сам судебный процесс может растянуться в подобном споре на 10 месяцев». А вечная заморозка такого сайта произойдет, если будет два судебных решения против этого интернет-портала, разъяснила Сычева.

Получите ответы на вопросы защиты интеллектуальной собственности и авторских прав в современном формате онлайн-курса от Право.ру «Авторское право: от теории к практике»

Забавным случаем на тему пиратства поделился и Андрей Миронов, глава юридической службы Амедиа ТВ. Юрист рассказал, что студия «Кубик в кубе» самовольно озвучивала их сериалы с нецензурной лексикой, а в начале апреля этого года выложила в открытый доступ письмо, полученное от партнеров Амедиа: «Оно не предназначалось этой студии». В документе указывалось, что мы рассматриваем возможность обратиться в правоохранительные органы по факту незаконного использования нашего контента, объяснил Миронов. После того, как ситуация получила общественный резонанс, «Кубик» даже попросил о сотрудничестве с Амедиа, отметил юрист. Но мы отказались от такого предложения, потому что эта студия продолжает нелегально распространять наши сериалы, резюмировал докладчик.

Контрафакт, параллельный импорт и паразиты: проблемы интеллектуальной собственности

Виталий Калятин, главный юрист ГК «Роснано» по интеллектуальной собственности, рассказал об изменениях в законодательстве, над которыми сейчас идет работа и принятие которых можно ожидать в ближайшем будущем. «Законопроектов, которые регулируют эту сферу, очень много, но я расскажу о нескольких, которые имеют достаточно высокие шансы на принятие», – начал он.

Новые законы и постановление Пленума ВС

Первой из таких инициатив Калятин выделил законопроект о географических указаниях. «Проект активно поддерживается, и его, скорее всего, примут. Он упрощает процесс регистрации объекта интеллектуальной собственности, ведь географическое указание – это отражение специфических свойств товара и его репутация, и здесь нет исключительности характеристик, которые требуются для наименования места происхождения товара (НМПТ)», – пояснил юрист. Но с этим, по словам эксперта, возникает одна проблема: в чем смысл разграничения географического указания и НМПТ? «Работа над законопроектом продолжается, и, возможно, это разграничение еще появится. В целом это достаточно полезная новелла, но, с другой стороны, не очень понятно, зачем она нужна», – заявил Калятин.

Также Калятин рассказал о законопроекте о программах для ЭВМ и базах данных, который вводит новые виды договоров об оказании информационных услуг. Норма договора об оказании информационных услуг раскрывается на два вида – когда предоставляется доступ к информации и так называемые «облачные» услуги. «Неожиданно в этой части появилось сильное противодействие: люди говорят, что эта норма не нужна, что все и так понятно», – рассказал эксперт. Этот же законопроект, по его словам, уточняет терминологию. Появляется несколько определений для терминов, имеющих значение для защиты программ ЭВМ: понятие исходного текста, объектного кода, аудиовизуального изображения, порождаемого компьютерными программами, и так далее.

А в ст. 1261 ГК о программах для ЭВМ вводится понятие «версии». «В чем смысл? Во-первых, закон устанавливает, что автор программ для ЭВМ имеет право на все версии программы: это упрощает защиту своих прав. Во-вторых, это упрощение для пользователей. ГК в новой версии говорит, что пользователь программы имеет право на использование всех версий, которые возникают в процессе обновления. Если правообладатель предоставляет обновление, то он предоставляет и право на использование новой версии программы», – объяснил новеллу Калятин.

Еще одна инициатива, которая находится в разработке, – законопроект о долевом обладании правами в интеллектуальной собственности. По задумке, появится возможность распоряжения долей в праве и установления порядка распоряжения этой долей. Кроме того, разрешается вопрос о распределении расходов, осуществляемых в интересах правообладателей. Наконец, новелла также предполагает установление преимущественного права покупки доли в праве. «Вводится не так много норм, но они решают все основные вопросы о долевом обладании правом», – заявил эксперт.

Помимо непосредственно законодательных инициатив, Калятин анонсировал постановление Пленума Верховного суда, которое готовится «уже не один год», а теперь этот процесс вышел на «финальную стадию», и уже в начале 2019 года, «вероятно, будет рассматриваться на Пленуме». «Документ очень объёмный, он включает в себя все разъяснения, которые высшие суды давали за советскую и российскую историю. Революционных изменений там немного, но есть значительное количество решений практических вопросов, разъяснений, которых требует практика», – подчеркнул Калятин.

Как бороться с контрафактом?

В законе выделяется два вида нарушения интеллектуальной собственности – это параллельный импорт и контрафакт. Во многом позиция судов и ведомств сильно отличается, и с контрафактом проще бороться, чем с параллельным импортом, рассказал Борис Малахов, партнер Lidings.

Даже с точки зрения закона, а особенно с точки зрения практики, подход к этим видам нарушений значительно отличается. В отношении контрафакта мы имеем большую озабоченность: его принято считать серьезным публичным правонарушением, поэтому его продажа активно пресекается с помощью даже уголовной ответственности.

В то же время параллельный импорт – вопрос больше коммерческий. Образно говоря, это нарушение дистрибуторской схемы. Поэтому часто такое доктринальное и фактическое различие этих двух режимов заставляет нас по-разному на них реагировать.

Борис Малахов, партнер практики защиты интеллектуальной собственности Lidings Lidings Федеральный рэнкинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов Федеральный рейтинг I группа Фармацевтика и здравоохранение III группа Антимонопольное право III группа Трудовое и миграционное право III группа Интеллектуальная собственность III группа Банкротство IV группа Арбитражное судопроизводство IV группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 24 место По размеру выручки на юриста 39 место По размеру выручки 33 место По количеству юристов ×

Таможня выявляет все больше и больше контрафакта – то есть неоригинальных товаров с товарным знаком, нанесенным не правообладателем. По словам юриста, за первое полугодие 2018 года на таможне выявили контрафакта больше, чем за весь 2017 год. И прежде чем бороться с контрафактом и параллельным импортом, нужно определить, с каким именно нарушением ведется борьба. Для этого можно применять различные методы: Малахов, например, использует так называемое «правило Abibas». «Любые попытки изменить оригинальный бренд – это верный признак контрафакта», – объяснил он.

Определяя способ противодействия нарушения прав на товарный знак, Малахов призвал давать оценку бренду, объему и серьезности нарушения, оценивать бюджет на юридические и временные расходы, правильно выбирать тактику между быстротой, компенсацией и сильным прецедентом и обращаться к превентивным мерам. Например, к регистрации бренда, мониторингу правонарушений, услугам службы поддержки и прочим.

Говоря о способах защиты своих прав, Малахов отметил судебный порядок. «В моем понимании суд – самый эффективный способ защиты своих интеллектуальных прав. Но чаще всего именно судебное разбирательство стоит дороже всего». По словам Малахова, у обращения в суд есть и другие минусы. Например, сложно истребовать информацию об объемах нарушений, а единого подхода по этому вопросу в судебной практике нет.

«Мне не совсем понятно, зачем бизнес обращается в антимонопольную службу за защитой своих прав. ФАС не столь заинтересована в защите конкретных экономических интересов правообладателя, особенно когда речь идет о параллельном импорте. Но через ФАС очень удобно истребовать информацию об объемах нарушений из торговых сетей. Обращаться к ним хорошо, если вы хотите большого спора на большие деньги», – поделился опытом юрист.

Дело о запрете параллельного импорта

Пример из судебной практики ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Статья рассказывает о безоговорочном законодательном запрете импорта в Россию оригинальных товаров, если владелец охраняемого в нашей стране товарного знака, которым этот товар маркирован, прямо не разрешил импортеру осуществлять ввоз — т.е. о «сером» или параллельном импорте.

Даже профессиональным импортерам – коммерческим фирмам, специализирующимся на внешнеэкономической деятельности, — зачастую малоизвестен следующий факт: не может быть приобретен за границей и импортирован в Россию товар без получения согласия от владельца товарного знака, нанесенного на него.

Дело в том, что в нашей стране действует национальный принцип «исчерпания прав на товарный знак» (статья 1487 Гражданского кодекса РФ). Согласно этому правилу даже после неоднократной смены собственника за рубежом товар остается обременен правом владельца товарного знака разрешать или запрещать его импорт в Россию. К примеру, его согласие не требуется при перемещении товара из одной страны ЕС в другую, так как в Европейском Союзе действует международный принцип исчерпания прав.

Нет ничего удивительного в том, что в мире допускается неравенство правового регулирования в разных странах, так как оно вытекает из принципа государственного суверенитета и соответствует нормам международного законодательства, позволяя правительствам стран регулировать степень вмешательства в национальную экономику, устанавливая по своему выбору режим свободной международной торговли или протекционизма.

В любой стране выбор между национальным и международным принципом исчерпания – вопрос прежде всего экономический и политический. Россия — не исключение из этого правила, и сегодня ведутся переговоры по поводу введения международного принципа исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности в Таможенном Союзе Беларуси, Казахстана и России.

В России, как и во всем мире, не утихают споры о справедливости и целесообразности того или иного принципа исчерпания прав на товарный знак. Оставляя этот спор политикам и экономистам, выскажем лишь профессиональное юридическое мнение: правовой неопределенности статуса параллельного импорта в России нет. Он однозначно незаконен, как бы ни хотелось доказать в судах обратное юристам, защищающим паримпортеров от исков правообладателей товарных знаков.

Смотрите так же:  Государственная пошлина в доход государства

Однако до недавнего времени у сторонников параллельного импорта была надежда на нашумевшее в 2008-2009 гг. дело Porsche. Тогда таможня проиграла в Высшем Арбитражном Суде РФ дело о привлечении импортера к ответственности по статье 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Отказывая таможне в требованиях, ВАС РФ указал, что данная норма КоАП предусматривает административную ответственность только за подделку (контрафакт), а параллельный импорт оригинальных товаров в административном порядке не наказуем [1]. «Серые» дилеры полагали, что в будущем и гражданские дела будут аналогично рассматриваться.

Но на наш взгляд, нельзя было серьезно рассчитывать на это. Аналогия между административными и гражданскими делами недопустима, тем более статьи 1229 и 1487 Гражданского кодекса РФ содержат прямой запрет параллельного импорта.

Удивительно, но первое гражданское дело в Арбитражном суде города Москвы закончилось в пользу параллельного импортера, не дойдя, правда, по какой-то причине до последней инстанции (дело Kayaba). Но в других арбитражных судах в период с 2009 г. по настоящее время иностранные правообладатели товарных знаков раз за разом достигают успеха в борьбе с паримпортерами (дела Uvex, Evian, Panasonic, Sonicaid, рассмотренные арбитражными судами Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Московской, Нижегородской и Свердловской областей). В 2011 году «сдался» наконец и Арбитражный суд города Москвы, кардинально изменив свою практику (дело Heineken-Krusovice).

Sonicaid против параллельного импорта медицинской техники в Россию

Разбирательства по товарному знаку Sonicaid, проходившие одновременно в арбитражных судах Нижегородской и Свердловской областей, внесли существенный вклад в изменение в пользу иностранных владельцев товарных знаков ошибочно складывающейся негативной судебной практики о запрете параллельного импорта в России.

В сравнении с другими делами, в которых фигурируют пиво, вода, бытовая техника, автомобили, на наш взгляд, только дело «Sonicaid против «серых дилеров» могло формировать объективное мнение о пользе запрета параллельного импорта в нашей стране. Раньше справедливость запрета параллельного ввоза обыкновенных товаров в Россию, минуя сеть их официальных дилеров и дистрибьюторов, была неочевидна, особенно если учитывать тот факт, что производитель уже продал свой оригинальный товар в другой стране, получив за него полную стоимость. Казалось даже, что существовавшая конкуренция паримпортеров и официальных дистрибьюторских сетей производителя в России положительно влияет на стоимость, доступность и ассортимент товаров.

Общее восприятие запрета параллельного импорта кардинально меняется, если рассматривать его применительно к медицинскому оборудованию, ведь с ним напрямую связаны жизнь и здоровье людей. В частности, арбитражный суд, рассматривающий дело Sonicaid, справедливо посчитал, что спор затрагивает публичные интересы государства, и привлек в процесс в качестве третьего лица Министерство здравоохранения и социального развития РФ.

Медицинская техника Sonicaid производства английской компании Huntleigh Technology, Ltd. используется акушерами всего мира. Приборы являются средствами измерения медицинского назначения, основаны на методе кардиотокографии и применяются в целях измерения и записи сердечных сокращений у матери и плода на разных сроках беременности. Обладая высокой диагностической надежностью, это оборудование позволяет врачам осуществить правильный выбор тактики ведения беременности, снижает тем самым не только негативные последствия для здоровья матери и плода, но даже смертность. Фетальные мониторы Sonicaid закупаются российскими медицинскими учреждениями на бюджетные средства в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье» (в т.ч. на средства, полученные за счет родовых сертификатов).

В ходе судебного дела в мельчайших подробностях вскрылась хитроумная юридическая схема работы российского «серого дилера» медицинской техники Sonicaid. Чтобы нелегально завести на территорию России фетальные мониторы, обойдя тем самым законодательные ограничения параллельного импорта и дистрибьюторскую политику производителя, использовалась схема с участием нескольких юридических лиц. На первом этапе закупщик — немецкая компания, аффилированная с российским «серым дилером», покупал медицинское оборудование Sonicaid на внутреннем рынке Евросоюза у официального представителя производителя, затем продавал его еще раз в Германии. На втором этапе покупатель оборудования («техническая» российская фирма) перевозил товар через границу РФ и обеспечивал прохождение таможенного контроля. Затем оборудование уже в России еще раз продавалось. На заключительном третьем этапе медицинская техника оседала в руках организатора схемы — российской коммерческой фирмы, которая и поставляла ее «профессиональным выигрывальщикам» конкурсов для госнужд по всей стране или самостоятельно участвовала в госторгах в рамках приоритетного национального проекта «Здоровье».

Первый этап был нужен паримпортеру для того, чтобы обойти дистрибьюторскую политику производителя. Официальный дистрибьютор Sonicaid в Западной Европе никогда бы не продал товар за пределы закрепленной за ним территории. И если бы к нему напрямую обратилась любая российская фирма, он переадресовал бы ее как потенциального покупателя к официальному представителю Sonicaid в России.

Второй этап решал исключительно экономические задачи. «Технические компании» — посредники между немецким закупщиком и российской фирмой — осуществляли растаможивание медицинского оборудования, указывая при этом таможенную стоимость, которая в десять раз меньше фактической. Таким образом достигалась «экономия» на таможенных сборах. «Технические» компании получали необходимые документы, без которых невозможно продать медицинскую технику: регистрационное удостоверение на изделие медицинского назначения, сертификат безопасности, сертификат об утверждении типа средства измерения и санитарно-гигиенический сертификат. Причем все эти документы выдаются госорганами на основании представленных «технической фирмой» поддельных разрешений и доверенностей от производителя медицинской техники Sonicaid. Неудивительно, что срок эксплуатации «технических компаний» в этой схеме был крайне мал — все фирмы, участвовавшие в посредничестве между немецкой и российской компаниями, быстро ликвидировались.

Третий этап легализовывал деятельность по продаже «серых» фетальных мониторов, так как формально они были куплены «серым дилером» у российской компании на российском рынке (след от которой, правда, давно простыл). Так обходился законодательный запрет на параллельный импорт в Российской Федерации.

Как же пострадали от параллельного импорта перинатальные центры — единственные профессиональные потребители медицинской техники Sonicaid? Как пострадали люди, пользующиеся медицинской помощью, — мать, плод, новорожденный? В материалах судебного дела содержатся многочисленные доказательства того, что оборудование, поставленное «серым дилером», не обслуживается и не ремонтируется, расходные материалы не поставляются, обучение по его использованию не осуществляется, отсутствует документация на русском языке. В то время как «серый дилер» сразу после поставки техники переместился из Москвы в Воронеж по известной схеме продажи фирмы неизвестным маргинальным личностям.

Становится очевидным, что деятельность, построенная на обмане и обходе законов, не может приносить пользу людям, а параллельный импорт — вредное явление, особенно в такой значимой сфере, как медицина. Логика «серого дилера» подчиняется заинтересованности в максимальном доходе от продажи абстрактных «коробок» без предоставления обязательного в таких случаях сервиса. Производитель и официальный дилер никогда не оставят покупателя их продукции один на один с технически сложным оборудованием, так как они заинтересованы в повторных продажах. А компания, которая специализируется на «госконтракте», заинтересована лишь в «выигрыше» следующего лота, без разницы какого именно, в изыскании любой возможности сэкономить при приобретении требуемого товара и продаже его с наибольшей для себя маржой. Кроме того, говорить о более низкой цене фетальных мониторов Sonicaid у паримпортеров в сравнении с официальными российскими ценами производителя тоже не приходится, ибо госконтракты в России не всегда выигрывает тот, у кого дешевле. А в рассматриваемом случае медицинское оборудование порой обходилось государству даже дороже.

Поэтому введение в гражданский оборот в России медицинского оборудования только самим производителем или с его согласия является разумной мерой. Лишь в этом случае можно говорить о гарантии того, что поставляемые медицинские приборы не угрожают безопасности и здоровью пациентов, были правильно собраны и в дальнейшем будут правильно обслуживаться и использоваться под контролем производителя. Самолеты и запчасти к ним также могут послужить примером товаров, которые, как и медицинские приборы, нуждаются в пристальном внимании со стороны их производителя, ведь невозможно представить их использование и ремонт без его помощи.

Судебные дела по искам английского правообладателя товарного знака Sonicaid к параллельным импортерам — счастливый пример сбоя в хитроумной и вроде бы прикрытой со всех сторон юридической схеме, специально созданной недобросовестными юристами для обхода закона. Итогом этих судебных дел стало признание нарушителями всех, кто участвовал в параллельном импорте в Россию медицинской техники: от немецкой фирмы и российского «серого дилера» до независимых компаний, купивших технику и фактически поставивших ее медицинским учреждениям. Все ответчики были вынуждены прекратить незаконную деятельность. Кроме того, в пользу истца с паримпортеров было взыскано 4 500 000 рублей, что несоизмеримо больше тех компенсаций, которые были присуждены российскими судами в аналогичных делах.

Станислав Ежи Лец подарил юристам всего мира гениальный лозунг, помогающий в маркетинговых целях обосновать для простых людей смысл юридической профессии: «Незнание закона не освобождает от ответственности. Знание — запросто». Однако история, рассказанная в настоящей статье, позволяет нам добавить: «Когда как!»

Статья опубликована в журнале «ИНТЕЛЛЕКТ-ПРЕСС» (№18/2011)

[1] См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 февраля 2009 г. №10458/08.

Другие публикации:

  • Приказ о времени рабочего дня Приказ о графике рабочего времени Образец приказа о графике рабочего времени О графике рабочего времени В соответствии со статьями 100, 103, 104, 73 ТК РФ и Правилами внутреннего трудового распорядка ПАО «Организация», в целях […]
  • Мировой суд саратова кировского района Мировые судьи Кировского района г. Саратова Дата размещения статьи: 16.06.2015 Судебный участок №1 Кировского района г. СаратоваМировой судья: Анна Николаевна ТитоваАдрес: 410080, г. Саратов пр-т Строителей, д. 1, 3 этаж (здание […]
  • Калькулятор транспортный налог в москве 2019 Проверка задолженности, оплата и подписка на уведомления о новых начислениях Мы проверим все Ваши налоговые задолженности перед ФНС РФ в Государственной информационной системе ГИС ГМП Мы отправим квитанцию оплаты Вам на электронную […]
  • Декларация развод Развод - соглашение о разделе имущества) - письмо из налоговой по доходу за якому продажу квартиры бывшему мужу Письмо из налоговой в связи с информацией по доходу, полученному от реализации имущества. Предыстория: Имел место развод с […]
  • Нотариус ярославль расписание Нотариусы Ярославль +7 (499) 653-60-72 доб. 860 – Москва и МО Ниже представлен список нотариусов в выбранной категории. Чтобы посмотреть подробную информацию по конкретному нотариусу, кликните по ФИО нотариуса. Нотариус Аввакумова Галина […]
  • Образец искового заявления в арбитражный суд о взыскании штрафа ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ о взыскании неустойки по договору поставки металлопродукции В Арбитражный суд г. Москвы г. Москва, ул. Б. Тульская, 17 Общество с ограниченной ответственностью Закрытое акционерное общество « Торгово-промышленная […]
Параллельный импорт судебная практика