Статья 128.1. УК РФ

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо обязательными работами на срок до ста шестидесяти часов.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов.

3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения, —

наказывается штрафом в размере до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо обязательными работами на срок до трехсот двадцати часов.

4. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, —

наказывается штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо обязательными работами на срок до четырехсот часов.

5. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказывается штрафом в размере до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов.

Комментарии к статье 128.1 УК РФ

Объектом клеветы выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного нормами международного и конституционного законодательства права на достоинство, честь и репутацию . Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» специально обращает внимание, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства, но и в силу ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции .

Достоинство личности в международном гуманитарном праве понимается достаточно широко, как естественная характеристика человека, выступающая фундаментом всех его гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав (см. преамбулы Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16 декабря 1966 г.). «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ст. 21 Конституции РФ).

БВС РФ. 2005. N 4.

Достоинство личности как отражение в индивидуальном сознании человека его собственных качеств, способностей, мировоззрения, социальной ценности и значимости, честь как отражение личностных (моральных) свойств и качеств человека в общественном сознании и репутация как отражение социальных свойств и качеств человека в общественном сознании тесно взаимосвязаны и в совокупности составляют предмет охраны рассматриваемой уголовно-правовой нормы.

Честь и достоинство личности охраняются как в гражданско-правовом, так и в уголовно-правовом порядке. При этом отмена решения по гражданскому делу по иску о защите чести и достоинства при отсутствии других обстоятельств не может являться основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.

Потерпевшим от клеветы может выступать любое лицо вне зависимости от его способности воспринимать и осознавать смысл и значение распространяемых в отношении его сведений (малолетний, душевнобольной и др.). Вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности за распространение заведомо ложных сведений об умершем лице должен решаться исходя из того, что раздел VII УК РФ охраняет личность, т.е. живого человека, от преступных посягательств. В связи с чем клевета в отношении умершего может рассматриваться как преступление лишь в случае, когда она является средством умаления чести и достоинства живущих лиц (например, родственников умершего). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» определило, что по требованию заинтересованных лиц защита чести и достоинства гражданина допускается после его смерти в гражданско-правовом порядке (п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса РФ).

Клевета может состоять в распространении заведомо ложных сведений как об одном, так и о нескольких лицах. В последнем случае при установлении единого умысла (единства намерения) содеянное квалифицируется как одно преступление; если же имела место клевета в отношении двух или более лиц, совершенная с различным умыслом и разрывом во времени, содеянное квалифицируется по правилам совокупности преступлений.

Согласно закону потерпевшим от клеветы всегда является «другое» лицо, в связи с чем распространение человеком заведомо ложных сведений о самом себе, даже если оно причиняет вред правам и законным интересам третьих лиц, не может образовывать состав клеветы.

Не может квалифицироваться по ст. 128.1 УК РФ и распространение заведомо ложных сведений, подрывающих деловую репутацию юридического лица и иных корпоративных образований; защита их репутации осуществляется в гражданско-правовом порядке.

Объективная сторона клеветы характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Отличительные признаки состава характеризуют распространяемые виновным сведения; они должны быть ложными и порочащими другого человека.

Не соответствующими действительности (заведомо ложными) сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся распространяемые сведения. Эти сведения могут относиться лишь к фактам прошлого или настоящего; измышления о позорящих фактах, которые могут наступить в будущем, состава клеветы не образуют. Распространяемые при клевете сведения должны в деталях либо в общих чертах характеризовать какой-либо конкретный факт, при этом они могут прямо указывать на событие или содержать косвенную информацию о нем. Заявления общего характера, не содержащие указания на определенный ложный факт (например, выражения «вор», «мошенник», «взяточник», «подлец» и др.), не образуют состава клеветы.

Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Согласно диспозиции ст. 128.1 УК РФ уголовная ответственность за клевету наступает в том случае, если виновный заведомо осознавал ложность сообщаемых им сведений, порочащих честь и достоинство других лиц или подрывающих их репутацию, и желал их распространить. Если гражданин уверен в том, что сведения, которые он распространяет, содержат правдивые данные, хотя на самом деле они ложные, он не может нести уголовную ответственность по ст. 128.1 УК РФ. Исключается признак заведомой ложности в ситуациях, когда человек высказывает свое, не соответствующее действительности суждение о факте, который реально имел место, либо в ситуации, когда, распространяя те или иные сведения, человек добросовестно заблуждается об их ложности.

Для установления признаков состава клеветы необходимо, чтобы распространяемые о потерпевшем ложные сведения порочили его честь, достоинство и репутацию. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. Если распространяемые, хотя и ложные, сведения не позорят потерпевшего, состав клеветы отсутствует. Равным образом распространение сведений, позорящих другое лицо, но правдивых, не может влечь ответственности по ст. 128.1 УК РФ; в этом случае не исключается возможность квалификации содеянного по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Под распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам.

Состав преступления, предусмотренный ст. 128.1 УК РФ, является формальным; клевета окончена с момента распространения указанных сведений вне зависимости от того, были ли они восприняты потерпевшим и причинили ли какой-либо вред его физическому, психическому здоровью. Восприятие сведений и осознание факта их распространения потерпевшим или его законными представителями значимы лишь в процессуальном плане, поскольку служат условием их обращения в суд. В соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о клевете считаются уголовными делами частного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Субъективная сторона клеветы выражена умышленной формой вины. Совершая деяние, субъект осознает общественную опасность своих действий, заведомо понимает ложность распространяемых сведений, а также то, что эти сведения порочат честь и достоинство другого лица, подрывают его репутацию. Мотивы и цели преступления (месть, личная неприязнь и т.д.) не влияют на квалификацию, но могут учитываться при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект клеветы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Закон предусматривает несколько квалифицированных составов клеветы.

Более строгое наказание следует за клевету, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч. 2 ст. 128.1 УК РФ).

Публичность как признак клеветы предполагает открытость, доступность распространяемых сведений, их способность быть воспринимаемыми неопределенным кругом лиц. Публичная клевета может состоять в распространении заведомо ложных сведений либо непосредственно в присутствии публики (зрителей, слушателей и т.п.), либо в такой форме или таким способом, что они становятся или могут стать известными многим людям (например, путем публичной демонстрации надписей, рисунков и др.). Количество присутствующих или воспринявших клевету не имеет решающего значения, главное здесь — открытость, гласность, обращенность сведений ко многим людям. С публичной клеветой к другим лицам субъект может обратиться устно, письменно, с использованием различных изобразительных форм, наглядно-демонстрационным способом, с помощью технических средств.

Средством массовой информации в соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» следует понимать периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмму, кинохроникальную программу, иную форму периодического распространения информации, при этом периодичность предполагает выход информационной продукции не реже одного раза в год. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» установило, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации. Если кино-, видео-, аудио-, печатная продукция либо информационный ресурс в сети Интернет не носит периодического характера и не зарегистрирована в качестве средства массовой информации, вменение рассматриваемого признака невозможно; при наличии соответствующих оснований в данном случае содеянное может быть квалифицировано лишь с учетом признака публичности. Это правило подтверждено Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», согласно которому «лица, допустившие нарушения законодательства при распространении массовой информации через сайты в сети Интернет, не зарегистрированные в качестве средств массовой информации, несут уголовную, административную, гражданско-правовую и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации без учета особенностей, предусмотренных законодательством о средствах массовой информации» .

Смотрите так же:  Самая большая компенсация

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 8.

В ч. 3 ст. 128.1 УК РФ установлена повышенная ответственность за клевету, совершенную с использованием своего служебного положения. О содержании данного признака см. комментарий к ст. 127.1 УК РФ.

Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера, влечет ответственность по ч. 4 ст. 128.1 УК РФ.

Под заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, следует понимать болезни, включенные в соответствующий список на основании Постановления Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. N 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих» (ред. от 13 июля 2012 г.) . Таковыми, в частности, признаются: болезнь, вызванная вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), вирусные лихорадки, передаваемые членистоногими, и вирусные геморрагические лихорадки, гельминтозы, гепатит B, гепатит C, дифтерия, инфекции, передающиеся преимущественно половым путем, лепра, малярия, педикулез, акариаз и другие инфестации, сап и мелиоидоз, сибирская язва, туберкулез, холера, чума.

СЗ РФ. 2004. N 49. Ст. 4916.

Преступлениями сексуального характера, как представляется, следует считать не только деяния, предусмотренные ст. ст. 131 — 135 УК РФ, но также преступления, предусмотренные в ст. ст. 240, 241, 242.1 и 242.2 УК РФ. Если преступление сексуального характера относится к категории тяжкого или особо тяжкого преступления, возникающая конкуренция квалифицированного и особо квалифицированного составов должна быть разрешена в пользу ч. 5 ст. 128.1 УК РФ.

Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, образует особо квалифицированный состав преступления (ч. 5 ст. 128.1 УК РФ).

О понятии тяжкого и особо тяжкого преступления см. комментарий к ст. 15 УК РФ.

Данное преступление следует отличать от заведомо ложного доноса (ст. 306 УК РФ). Основные отличительные признаки состоят:

а) в объекте посягательства (при клевете — это отношения, обеспечивающие безопасность чести и достоинства граждан; при заведомо ложном доносе — отношения, складывающиеся в процессе отправления правосудия);

б) в адресатах ложных сведений (при клевете — любое лицо; при заведомо ложном доносе — лицо, наделенное в установленном порядке правом на возбуждение уголовного дела);

в) в направленности умысла (при клевете — опорочить честь, достоинство и репутацию; при заведомо ложном доносе — добиться осуждения или привлечения к уголовной ответственности заведомо невиновного лица) .

См.: сохраняющий свое значение для понимания состава клеветы п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 г. N 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» (Постановление признано утратившим силу Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8).

В ситуации, когда клевета является систематической, носит характер травли и служит способом доведения лица до самоубийства, она не требует самостоятельной квалификации и охватывается составом преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

Клевету, предусмотренную ст. 128.1 УК РФ, следует отграничивать от преступления, предусмотренного ст. 298 УК РФ «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя». Отличие проводится по признакам потерпевшего и мотиву преступления. Оскорбление как преступление против правосудия совершается в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования или исполнением судебного акта.

Администратор блогов → Олег Сухов: Когда клевета ненаказуема

В 2012 г. УК РФ дополнен ст. 128.1 «Клевета», то есть распространение заведомо ложных сведений, умаляющих достоинство другого лица. Однако уголовная ответственность по этой статье не всегда наступает неотвратимо. Расскажу, почему. Со ссылками на конкретные примеры из судебной практики.

Добросовестное заблуждение, высказывания не являются порочащими

Далеко не все кажущиеся оскорбительными и унижающими высказывания являются основанием для привлечения к ответственности. Только заведомо ложные (не соответствующие действительности) и порочащие утверждения признаются клеветой. Зачастую для определения этого требуется проведение лингвистической экспертизы.

В постановлении Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан…» от 24 февраля 2005 года указано, что к порочащим относятся сведения о нарушении законодательства, совершении нечестного поступка, неэтичном поведении. Отсутствие прямого умысла при их распространении (то есть если человек уверен, что они правдивы, хотя на самом деле ложны) освобождает от ответственности.

ВС РФ 1 октября 2007 года отменил приговор Тверского областного суда и направил дело на новое рассмотрение, так как гражданка, осужденная за клевету С., «не отрицает, что сообщенные ей сведения о даче мировому судье взятки за разрешение гражданского дела не в ее пользу она посчитала обоснованными и обратилась с заявлением в квалификационную коллегию судей… Доводы суда в приговоре о том, что допрошенные… свидетели не подтвердили факта получения взятки, сами по себе не могут свидетельствовать о заведомой ложности сообщенных С. сведений, поскольку данный состав преступления предполагает… прямой умысел лица на их распространение. …Таким образом, изложенные в приговоре выводы… не позволяют решить вопрос о виновности или невиновности С.».

Отказ от обвинения, примирение сторон, неявка в судебное заседание потерпевшего

Уголовные дела о клевете относятся к делам частного обвинения, возбуждаются только по заявлению потерпевшего, которое направляется мировому судье, и прекращаются в связи с примирением сторон, отказом от обвинения, неявкой в судебное заседание частного обвинителя без уважительных причин.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 23 Москвы от 14 ноября 2011 года прекращено уголовное дело по обвинению в клевете в связи с неявкой в судебное заседание частного обвинителя (потерпевшая не поставила суд в известность о своем временном отсутствии по адресу регистрации).

Истечение срока давности привлечения к ответственности

Срок давности привлечения к уголовной ответственности за клевету составляет 2 года. По его истечении со дня совершения преступления лицо освобождается от ответственности. Такие случаи не редкость, особенно если об умаляющих честь утверждениях — например в сети Интернет — гражданину становится известно по прошествии значительного времени.

В постановлении Московского городского суда от 9 ноября 2012 года установлено: «то обстоятельство, что до момента обнаружения… статья продолжала оставаться на сайте, будучи доступной для неограниченного круга лиц, и К. не предпринял каких-либо мер по удалению ее с сайта, не свидетельствует о длящемся характере совершенного им деяния».

Клевета в отношении юридического лица

Ст. 128.1 УК, в отличие от ст. 152 ГК, с целью защиты деловой репутации организаций не применяется.

В правовой литературе высказываются мнения о необходимости УК РФ дополнить статьей «Клевета в отношении юридического лица» или в статье 128.1 предложение: «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», — уточнить словами «физического или юридического лица».

Заявление о преступлении, свидетельские показания или приказ об увольнении

К уголовной ответственности нельзя привлечь, если сведения:

1. приведены в заявлении, направленном в компетентные органы (например, о предполагаемом преступлении), но в результате проверки не нашли подтверждения. В определении ВС РФ от 25 августа 2011 года указано: «Из показаний Б. следует, что сведений, порочащих честь… Н., она не распространяла. После получения на сотовый телефон сообщения оскорбительного характера… Б. … обратилась в милицию с заявлением, в котором просила разобраться по указанному факту, сообщив, что находится в неприязненных отношениях с Н. …Таким образом… в ее действиях отсутствует состав преступления».

Но гражданин может быть привлечен к ответственности, если обращение не обоснованно и его единственная цель – причинить вред какому-либо лицу;

2. Содержатся в официальных документах (в постановлении органов следствия, заключении эксперта, приказе об увольнении и др.), для обжалования которых предусмотрен установленный законом судебный порядок;

3. Сообщены по другому делу и являлись доказательствами. Обычно осужденные, оправдывая себя, называют показания соучастников или свидетелей в отношении них клеветническими.

ЕСПЧ, рассматривая жалобы на нарушение свободы выражения мнения, установил, что пределы критики в отношении политика шире по сравнению с частным лицом, а роль прессы такова, что некоторые утверждения могут даже оскорблять и шокировать, но не должны выходить за пределы приемлемой критики и быть чрезмерными.

Кроме того, в отличие от высказывания о фактах, требование о доказывании правдивости оценочного убеждения неисполнимо и нарушает свободу мнения. В постановлении по делу «Красуля против Российской Федерации» от 22 февраля 2007 года указано, что утверждения «о том, что губернатор «чудом избежал поражения на губернаторских выборах» и что он «шумный и амбициозный, но абсолютно недееспособный»… являются наиболее типичным примером оценочных суждений…»

Эта правовая позиция воспринята судами в России, которые устанавливают отсутствие состава преступления в таких высказываниях, как «без стыда и совести», «злоупотребляет доверием», «проявляет халатность», «ставит в смешное положение», «непрофессионален», «унижает достоинство», «принимает неадекватные решения», «грубо нарушает права граждан» и даже – «может находиться в психически ненормальном состоянии», «не всегда бывает в уме и здравой памяти».

При возникновении сложных конфликтных ситуаций стоит проявлять уважение друг к другу или, по меньшей мере, сдержанность и корректность, ведь клевета наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей. Соединенная с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления – до пяти миллионов рублей.

Жалоба или клевета?

Злые языки – страшнее пистолета. Известно и то, что отмыться оклеветанному всегда трудно. Неслучайно в народе говорят: «Ложки нашлись, а осадок остался» 1 . Но особую социальную значимость преступление приобретает, когда оклеветан судья.

Применительно к судебной деятельности

Статья 298.1 УК РФ является специальной по отношению к базовой норме (ст. 128.1 УК РФ). Непосредственный объект преступления – порядок правосудия и исполнения судебного акта. Дополнительный объект – честь и достоинство лица, осуществляющего правосудие, исполнение судебных актов. Применительно к судебной деятельности потерпевшими являются судьи, присяжные и арбитражные заседатели, судебные приставы.

Объективная сторона состава преступления – клевета в отношении указанного в диспозиции нормы потерпевшего, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию названных лиц. Клевета может иметь место непосредственно в процессе судебного разбирательства, исполнении актов суда, а равно и вне указанных действий (например, в интервью корреспонденту после окончания очередного судебного слушания и т. п.).

Состав преступления – формальный. Преступление окончено с момента распространения заведомо ложных сведений, как только с ними ознакомится хотя бы одно лицо.

Субъект преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъективная сторона состава преступления – прямой, как правило, конкретизированный умысел. Обязательным признаком, характеризующим интеллектуальный элемент умысла, является то, что не соответствующие действительности сведения распространяются в связи с рассмотрением дела или материалов в суде либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта. При отсутствии этого признака деяние квалифицируется по ст. 128.1 УК РФ.

Квалифицированный состав (ч. 3 ст. 298.1 УК РФ) – клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особого тяжкого преступления (ст. 15 УК РФ).

Признать виновной

По приговору Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 19.08.2013 М. признали виновной в клевете в отношении судьи в связи с рассмотрением им материалов дела в судебном заседании, за что она была осуждена по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ к штрафу 6000 руб.

Апелляционным постановлением Верховного суда Чувашской Республики от 28.11.2013 приговор оставлен без изменения. Не заметила нарушений закона и кассационная инстанция Чувашской Республики, спор о законности, об обоснованности и о справедливости приговора был перенесен на федеральный уровень.

Заместитель Генерального прокурора РФ Кехлеров С.Г. принес в Верховный Суд РФ кассационное представление, в котором поставил вопрос об отмене судебных постановлений в отношении М, о прекращении уголовного дела в отношении нее на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – за отсутствием состава преступления.

Постановлением судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 года ему было отказано в передаче кассационного представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

После этого заместителем Генерального прокурора РФ Кехлеровым С.Г. было принесено повторное кассационное представление, в котором в очередной раз им был поставлен вопрос об отмене состоявшихся в отношении М. судебных решений и прекращении уголовного дела.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А., изучив кассационное представление, пришел к выводу, что Постановление судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 подлежит отмене, а дело должно быть передано на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции по следующим основаниям.

В силу требований ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки преступления, предусмотренного уголовным законом.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию в том числе событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

Смотрите так же:  Зачем заключать договор о материальной ответственности

Исходя же из положений ч. 2 ст. 297 УПК РФ, приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона. Однако указанные требования уголовного и уголовно-процессуального закона судом не учтены.

М. признана виновной в том, что 24 января 2013 года она умышленно в целях распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики Р.,и дискредитации авторитета судебной власти написала заявление о коррупции, в котором указала заведомо недостоверные сведения о наличии у судьи Р. криминальных связей с бывшим директором ООО «Ю.» В., а также о наличии у этого судьи общего материального интереса с К. в связи с рассмотрением судьей Р. 26 декабря 2011 года в суде дела № 3/7-264/2011 по жалобе М. на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ее заявлению о привлечении к уголовной ответственности директора ООО «Ю.» В. и директора ООО «ТН-Р.» Х. за мошенничество.

После чего М., будучи уверенной в том, что содержащиеся в заявлении сведения порочат честь и достоинство, а также деловую репутацию судьи Р., поместила указанное заявление в специализированный ящик «Для обращений о фактах и признаках коррупции» Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики.

25 января 2013 года заявление М. было изъято из указанного специализированного ящика рабочей группой в составе начальника отдела организационно-правового и кадрового обеспечения Московского районного суда г. Чебоксары, помощника председателя данного суда и консультанта суда и зарегистрировано в Московском районном суде г. Чебоксары Чувашской Республики за № 02-56/01-13.

Эти действия М. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 298.1 УК РФ, поскольку совершены ею в целях распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство судьи и дискредитирующих авторитет судебной власти в связи с рассмотрением материала в суде.

В обоснование выводов о виновности М. в совершении указанного преступления суд сослался на ст. 17 и 33 Конституции РФ, а также ст. 10 ГК РФ, истолковав их в совокупности как обязывающие граждан при обращении с жалобами указывать источники получения информации о противоправной деятельности должностных лиц, а также приводить доказательства такой деятельности.

Инициаторы кассационного производства высказали мысль, что с такими выводами согласиться нельзя.

Согласно ст. 33 Конституции РФ граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления.

Аналогичное право закреплено в ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ в ряду других общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации имеет приоритет над национальным законодательством.

Закреплено право граждан беспрепятственно обращаться в государственные органы с заявлениями о противоправной деятельности должностных лиц и в Федеральном законе от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». При этом в ст. 6 данного закона содержится прямой запрет на преследование гражданина в связи с его обращением в государственный орган, орган местного самоуправления или к должностному лицу с критикой деятельности указанных органов или должностного лица либо в целях восстановления или защиты своих прав, свобод и законных интересов либо прав, свобод и законных интересов других лиц.

Хотя положения ст. 10 ГК РФ и Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» о недопустимости злоупотребления правом, на которые сослался суд, неприменимы при решении вопроса о наличии или об отсутствии в деянии состава преступления, нельзя не согласиться с судом в том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, ч. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 298.1 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла.

Из приобщенной к материалам уголовного дела копии обращения М. (подлинник утерян следователем) усматривается, что она лишь сообщила, что при подготовке дела к слушанию судья Р. якобы сообщил ей, что ранее работал вместе с К. в органах прокуратуры и не будет ни в чем препятствовать ему, «так как имеет с ним общий материальный интерес», и просила провести по этому факту служебную проверку (т. 1, л. д. 7).

Свое заявление М. поместила в специализированный ящик, установленный в Московском районном суде г. Чебоксары Чувашской Республики, предназначенный именно для такого рода обращений, то есть она обоснованно предполагала, что обратилась в орган, специально созданный для рассмотрения подобного рода заявлений.

Надо отметить, что сообщение каких-либо сведений лицу, обязанному по долгу службы проверить их достоверность, нельзя расценивать как распространение таких сведений.

Обращает на себя внимание и то, что в нарушение требований упомянутого выше Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» заявление М. не было рассмотрено по существу, официальный ответ ей не направлялся.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. об отсутствии у М. умысла на клевету и, соответственно, отсутствии в ее деянии состава преступления заслуживали внимания и подлежали проверке в судебном заседании президиума Верховного суда Чувашской Республики.

Поскольку указанные обстоятельства не были учтены судьей Верховного Суда РФ при рассмотрении предыдущего кассационного представления, Постановление судьи Верховного Суда РФ от 29.04.2015 было отменено 2 .

Постановлением президиума Верховного суда Чувашской Республики от 06.11.2015 № 44-У-105/15 представление заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г. было удовлетворено, все судебные постановления в отношении М. отменены, уголовное дело в отношении нее прекращено за отсутствием состава преступления.

Действия М. изначально были расценены неверно, она не клеветала, а высказывала свои сомнения, причем в установленном законом порядке. За М. признано право на реабилитацию. Ситуация элементарная. Думается, что в таких случаях имеются достаточные основания взыскать расходы казны по реабилитации М. с виновных чиновников: со следователей, прокуроров и судей.

Описанная выше проблема касается не только М., она затрагивает довольно большой круг лиц, которые, подчеркнем, в установленном законом порядке пытаются обжаловать решения и действия должностных лиц. Данная проблема настолько актуальна, что 8 декабря 2016 года ее особо выделил Президент РФ В. Путин. В рамках встречи с правозащитниками в Совете по правам человека и в условиях прямой трансляции мероприятия он на всю страну обратил внимание Генерального прокурора РФ и Председателя Верховного Суда РФ следующей формулировкой: «В постановлении суда написано: такой-то – фамилия – совершил преступление путем написания заявления в Липецкую облпрокуратуру». Прав В. Путин, когда резюмировал, что в таких случаях «насчет квалификации точно вопросы возникают».

1 О сложности уголовных дел о клевете см. подробнее: Колоколов Н.А. «Да, злые языки – страшнее пистолета» // Юридический вестник. 2001. № 23; Клеветник подлостью велик // эж-ЮРИСТ. 2008. № 24; Ответственность за клевету и оскорбление: проблемы судебной практики // Уголовный процесс. 2008. № 2.

2 Постановление об отмене постановления судьи и передаче кассационного представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 02.10.2015 № 31-УДп15-16.

Постановление клевета

Клевета — единственная статья российского УК, по которой оправдательных приговоров выносится в несколько раз больше, чем обвинительных. Чаще всего об уголовной ответственности за клевету вспоминают недовольные высказываниями критиков власти чиновники, но даже дела против оппозиционных активистов обычно разваливаются в суде.

Статья 128.1 — клевета — была введена в Уголовный кодекс в конце июля 2012 года. Под «клеветой» законодатели подразумевают «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

В статье пять частей. Часть первая без квалифицирующих признаков предполагает наказание в виде штрафа до 500 тысяч рублей либо обязательных работ на срок до 160 часов. Дела по части 1 статьи 128.1 УК — это дела частного обвинения, где обвинителем выступает не прокуратура, а потерпевший, который подал заявление. Соответственно, он и должен доказать в суде факт клеветы.

Остальные составы статьи предусматривают уже публичное обвинение и участие прокурора. Вторая часть предполагает, что клевета содержалась в публичном выступлении, в СМИ или произведении, которое демонстрировали публично. Наказание — штраф до 1 млн рублей и обязательные работы на срок до 240 часов.

По третьей части клевета, совершенная с использованием служебного положения, наказывается штрафом до 2 млн рублей или обязательными работами на срок до 320 часов. В случае клеветы о том, что человек страдает заболеванием, опасным для окружающих, либо он совершил преступление сексуального характера, максимальный размер штрафа увеличивается до 3 млн рублей, а предельный срок обязательных работ — до 400 часов.

Наконец, клевета с обвинением человека в тяжком или особо тяжком преступлении (часть 5) предполагает штраф до 5 млн рублей либо работы на срок до 480 часов.

Предшественница статьи 128.1 в Уголовном кодексе — статья 129 (клевета). Она появилась в первоначальной редакции российского УК еще в 1996 году. В этой статье было лишь три состава — собственно клевета, публичная клевета и клевета с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении. По первой части обвиняемому грозил штраф, обязательные либо исправительные работы; по второй — эти же наказания или арест на срок до полугода; по третьей — ограничение свободы, арест либо лишение свободы на срок до трех лет.

В декабре 2011 года клевету декриминализировали, переведя в разряд административных правонарушений, но уже примерно через восемь месяцев — в июле 2012-го — статью отредактировали и вернули в Уголовный кодекс: теперь ни один из составов клеветы не предполагает лишения свободы или ареста.

Автор закона о возвращении уголовной ответственности за клевету, председатель думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников считает, что ее декриминализация «не дала искомого результата, а скорее наоборот». «Тогда это был не специальный закон, а огромный закон (№ 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательства акты Российской Федерации» — МЗ). И концепция была связана с декриминализацией — принимали так», — рассказывает Крашенниников. По мнению парламентария, после возвращения клеветы в УК «публичного мусора» стало меньше.

Юрист международной правозащитной группы «Агора» Рамиль Ахметгалиев напоминает, что декриминализация клеветы и оскорбления была инициативой экс-президента Дмитрия Медведева. «Это период такой «оттепели». Явно и сейчас есть этот подход — тот же Верховный суд, тот же [председатель ВС Вячеслав] Лебедев. На самом деле, все эти правонарушения нужно привести в некую градацию: есть мелкие проступки, есть административные правонарушения, за которые может быть большой штраф и административный арест, а особо исключительные случаи — это Уголовный кодекс. И это было первым шагом — есть клевета и оскорбление, давайте их переведем в административные», — объясняет Ахметгалиев.

Возвращение же клеветы в УК пришлось на июль 2012 года; законотворческую деятельность депутатов того времени пресса характеризовала выражением «взбесившийся принтер». Показательно, что одновременно со статьей 128.1 УК были приняты законы об «иностранных агентах» и об ужесточении наказания за нарушения на митингах.

Больше оправданий

Статья 128.1 — единственная в российском УК, по которой число оправданных значительно превышает число осужденных. Например, в прошлом году по всем составам статьи осуждены были 94 человека, а оправданы — 511. В 2014-м осудили 141 человека, а оправдали 663; в 2013-м — 107 и 520 человек соответственно. При этом 98-99% оправдательных приговоров по делам о клевете вынесены по первой части статьи; по остальным составам оправданных практически нет, но и осужденных — единицы.

По словам юриста международной правозащитной группы «Агора» Дамира Гайнутдинова, перевес в пользу оправдательных приговоров — результат состязательности сторон, которой в делах частного обвинения по понятным причинам создается меньше помех.

«Часть первая — это категория преступлений частного обвинения, и по таким делам оправдательных решений, конечно, гораздо больше, потому что состязательность выше, когда нет обвинительного уклона, когда потерпевший вынужден доказывать перед лицом судьи, что ему действительно был причинен вред. Потерпевший с обвиняемым в равных весовых категориях соревнуются в мировом суде, — объясняет Гайнутдинов — Я бы сказал, что в этом проявляется то, как должны работать большинство других статей Уголовного кодекса».

Юрист добавляет, что в делах по другим частям статьи участвует прокурор; как правило, тогда сторона обвинения выигрывает.

Дела о клевете часто оканчиваются примирением сторон: в прошлом году таких было 310, в 2014-м — 314, в 2013 — 488. Еще чаще такие дела прекращают за отсутствием состава или события преступления либо непричастностью к нему обвиняемого: 554 подобных решения в 2015 году, 437 — в 2014-м, 499 — в 2013-м. Такую закономерность Гайнутдинов объясняет тем, что заявления о преступлении зачастую подают люди, которые не знают или не понимают юридического определения клеветы.

Смотрите так же:  Развод мостов с лодки

«Человек, который услышал что-то, что ему показалось обидным и адресованным ему, считает, что это клевета. А есть масса нюансов, которые неюристу могут быть непонятны. Безусловно, может быть обидно, но при этом не подпадать под определение клеветы, — говорит юрист. — Клевета — это распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство. То есть оценочные суждения не попадают под эту категорию. Всякие ругательства и прочие поношения, скорее, могут образовывать состав административного правонарушения в виде оскорбления — 5.61 КоАП, но не клевету, поскольку это невозможно проверить на соответствие действительности. Например, утверждение, что Иванов — вор, можно назвать клеветой, если говорящий знает, что Иванов не вор. А утверждение, что Иванов — дурак, невозможно проверить на соответствие действительности: это оценочное суждение».

Интересно, что пока в Уголовном кодексе действовала статья 129, процентное соотношение обвинительных и оправдательных приговоров по делам о клевете было схожим. При этом суммарно дел по «старой» статье ежегодно рассматривалось примерно в два раза больше.

Важное отличие действующей статьи и утратившей силу: в качестве наказания по части 3 129-я допускала лишение свободы на срок до года, хотя такие приговоры и были единичны — один или два осужденных на реальный срок ежегодно.

ОПГ, коррупция, бездорожье и кража сосисок

Дела о клевете часто возбуждают в отношении оппонентов властей разного уровня — при этом многие из них не доходят до суда либо возвращаются в прокуратуру под предлогом устранения нарушений.

Так, в клевете обвиняется журналист саратовского издания «Общественное мнение» Сергей Вилков, который стал фигурантом нескольких уголовных и административных дел после расследований о бизнесе местного депутата Сергея Курихина. Дело о клевете на журналиста завели после того, как он на своей странице «ВКонтакте» опубликовал копию оперативной справки об участнике ОПГ «Парковские» Сергее Георгиевиче Курихине 1972 года рождения (личные данные полностью совпадают с приведенными на странице депутата на сайте Саратовской областной думы). Согласно оперативной справке, «Курихин и его группа выбивали долги, занимались рэкетом». В ноябре суд вернул дело следователям для устранения нарушений.

Дело о клевете дважды возбуждали и в отношении предпринимательницы из Саратова Веры Шульковой, которая в жалобе в администрацию президента писала о коррупционных схемах и связях депутата Курихина в силовых структурах. В обоих случаях саратовские судьи закрыли дела. Причем первое дело по заявлению Курихина было возбуждено по части 1 статьи 128.1 УК, то есть подразумевало частное обвинение, в котором вину подсудимой доказывает сам потерпевший. Несмотря на это, полиция провела дома у Шульковой обыск; действия полицейских и послужили основанием для прекращения дела. Второе дело возбудили уже по части 5, но оно также было прекращено.

Обвиняемым по делу о клевете проходит политик Алексей Навальный. По заявлению следователя Павла Карпова, включенного в «список Магнитского», на оппозиционера завели дело по частям 2 и 5 статьи 128.1 УК (публичная клевета с обвинением лица в тяжком или особо тяжком преступлении). Следователь был недоволен публикацией на сайте Навального данных из фильма-расследования «Каста неприкасаемых», в котором говорилось, что Карпов причастен к гибели юриста Сергея Магнитского. В начале ноября — после того, как Навальный ознакомился с материалами дела — прокурор вернул его следователю для устранения нарушений.

По части 5 статьи 128.1 УК возбуждено одно из трех уголовных дел основателя сообщества автомобилистов «Смотра.ру» Эрика «Давидыча» Китуашвили, который активно критиковал работу московской ГИБДД и на заседании по избранию меры пресечения публично обвинил главу управления инспекции Виктора Коваленко в том, что тот купил должность за 300 млн долларов. В конце октября дело Китуашвили тоже вернули прокурорам.

Впрочем, иногда дела о клевете в отношении критиков и оппонентов власти все же заканчиваются для них обвинительными приговорами. В Чеченской республике в августе осудили жителя села Кенхи Рамазана Джалалдинова, который записывал видеообращения к президенту Путину, жалуясь на коррумпированность местных чиновников. Судья признал Джалалдинова виновным по части 2 статьи 128.1 УК (клевета в публичном выступлении) и назначил ему 160 часов обязательных работ. Дело касалось, в частности, записи, на которой мужчина рассказывал, что в сельских школах Чечни работают учителя без профильного образования.

Главу «Общества защиты прав потребителей» Михаила Аншакова весной 2013 года приговорили к штрафу в 100 тысяч рублей за клевету на исполнительного директора Фонда храма Христа Спасителя Василия Поддевалина (часть 2 статьи 128.1 УК). Клеветой суд признал слова Аншакова о нарушении прав потребителей, которые приобретают «дешевое арабское золото» в ювелирных лавках при храме Христа Спасителя, и рассказ о результатах проверки деятельности фонда.

В дела о клевете нередко выливаются и конфликты муниципальных чиновников или представителей ТСЖ с недовольными жителями, отмечает Дамир Гайнутдинов. В Мордовии обвиняемой по части 1 статьи 128.1 УК стала женщина из села Новоямская Слобода, которая назвала главу поселения «врагом народа» из-за недостаточного внимания местной власти к уборке дорог. Дело закончилось примирением сторон

60-летнего активиста из Йошкар-Олы Евгения Шевелева в ноябре 2014 года оштрафовали на 20 тысяч рублей за выступление на митинге, также посвященном состоянию дорог. Ответственность за бездорожье пенсионер возложил на «Единую Россию» и руководителя региона, которого он назвал «смотрящим» за областью. После этого губернатор Леонид Маркелов подал на пенсионера в суд, который встал на сторону главы Марий Эл и признал активиста виновным в клевете в публичном выступлении (часть 2 статьи 128.1 УК).

Впрочем, нередко к обвинениям в клевете прибегают и участники далеких от политики бытовых конфликтов. Например, на Ставрополье местная жительница подала заявление по статье 128.1 на свою знакомую — та будто бы обвиняла ее в краже сосисок из магазина, а также утверждала, что сын заявительницы, погибший при пожаре на заводе «Ставролен», сам был виновником происшествия. В суде же выяснилось, что потерпевшая не слышала обвинений в краже сосисок лично от ответчицы — ей их передали сотрудники магазина, а слова о ее сыне женщина бросила в ответ на оскорбления в свой адрес. В итоге подсудимую оправдали.

Избыточная мера

Оценивая правоприменительную практику по статье о клевете, Павел Крашенинников говорит о ее предупредительном характере. «Мы понимаем, что она, скорее, охранительную функцию носит. Потому что я вижу, когда участвую в различных форумах, заседаниях в той же Думе: люди перестали обвинять друг друга в том, что они воры или убийцы и так далее. То есть за речью стали следить немного больше, — считает депутат. — Очень хорошо, что у нас есть норма о клевете с использованием служебного положения. На мой взгляд, это очень сильно повлияло на наших чиновников разных уровней, потому что теперь вот таких обвинений в качестве ответа на критику стало на порядок меньше».

В то же время адвокат Сергей Жорин, в практике которого не раз бывали дела о клевете, считает статью «абсолютно нерабочей». «Простым смертным добиться обвинительного приговора практически невозможно», — замечает адвокат. Решение в пользу заявителя, по словам Жорина, обычно выносят, если речь идет о клевете в отношении чиновников, политиков, бизнесменов или религиозных деятелей.

Адвокат поясняет, что клевету непросто доказать из-за заведомости действия, прописанной в Уголовном кодексе: «То есть лицо заведомо знало, что информация не соответствует действительности, но умышленно ее распространило. Доказать это крайне сложно. Если подсудимый говорит: «Да, в рамках следствия установлено, что эта информация не соответствует действительности, но на момент ее распространения я был уверен, что она соответствует действительности, у меня были основания так полагать», — то либо дело прекращается, либо это оправдательный приговор». При этом суды не выясняют, какие были основания у подсудимого, чтобы считать эти сведения достоверными, отмечает Жорин.

И все же, считает адвокат, статью о клевете не следует исключать из Уголовного кодекса: «Сейчас мощный ресурс — это соцсети. Распространением заведомо недостоверной информации можно очень сильно испортить жизнь человеку, вплоть до того, что он может жизнь самоубийством покончить. Поэтому нужно бороться с клеветой однозначно». Но при этом адвокат говорит о необходимости корректировки статьи с уточнением квалифицирующих признаков и разъяснений пленума Верховного суда, «чтобы суды не боялись выносить обвинительные приговоры».

Дамир Гайнутдинов находит возвращение статьи о клевете в Уголовный кодекс необоснованным. «В данном случае Гражданский кодекс позволяет восстановить полностью ущерб — моральный и, возможно, материальный, который причинило распространение каких-то порочащих сведений. Государству здесь абсолютно нечего делать, и уголовное преследование — это избыточное реагирование. Даже административное преследование избыточно», — уверен юрист.

С Гайнутдиновым согласен и его коллега по «Агоре» Рамиль Ахметгалиев: «Я негативно отношусь вообще к любому расширению Уголовного кодекса, тем более по таким статьям, в которых речь идет о защите чести и достоинства взрослых, совершеннолетних дееспособных людей». Он также подчеркивает, что статья УК о клевете фактически дублирует статью 152 Гражданского кодекса.

Частые возвраты уголовных дел о клевете, которые возбуждают в отношении оппозиционных активистов и политиков, Гайнутдинов рассматривает как компромисс: судьи остерегаются выносить оправдательный приговор, но и не осуждают оппозиционера по «явно натянутому поводу».

«Вернули дело в прокуратуру — дали понять, что не надо его обратно приносить. Оправдательный приговор — это ЧП. Он обязательно будет пересматриваться вышестоящими инстанциями и с большой вероятностью будет отменен. И судья, чтобы не рисковать с отменой, выбирает такой путь. Но фактически мы понимаем, что это, скорее всего, нужно трактовать как оправдание», — заключает Гайнутдинов.

Ахметгалиев, который в начале 2000-х работал в прокуратуре, рассказывает, что сотрудники ведомства и судьи не любят дела о клевете: «За любой какой-то малозначительный проступок у нас предусмотрена Уголовным кодексом [ответственность], а это порождает массу юридических последствий не только для этого человека, но и для его близких: у человека появляется судимость, потом его дети, возможно, будут ограничены при трудоустройстве в государственные органы. Последствия довольно серьезные и негативные, у судей внутреннее понимание этого тоже есть, поэтому если они могут такие дела по каким-то процессуальным основаниям заблокировать, они это делают».

Гайнутдинов обращает внимание и на то, что законодатели большинства демократических стран давно не рассматривают клевету как уголовно наказуемое деяние. «Но в авторитарных режимах, безусловно, эта статья в Уголовном кодексе присутствует и очень часто используется для того, чтобы закрыть рот критикам властей. Чаще всего [такая норма] используется по политическим мотивам», — констатирует юрист.

Вторит ему и Ахметгалиев, также считающий упоминание клеветы в Уголовном кодексе показателем развития общества и государства. «Есть блок вопросов, которые в нормальном цивилизованном государстве должны решаться в рамках гражданского судопроизводства. Ненормально общество, в котором основным законом является Уголовный кодекс и, соответственно, основным правоприменительным органом — Следственный комитет. То есть у нас все правоотношения рассматриваются через призму УК. Когда основным кодексом будет Гражданский, будем жить в другом обществе», — говорит он.

Другие публикации:

  • Льготы для инвалидов 2 группы по оплате коммунальных услуг Как и в каком размере предоставляются льготы по оплате коммунальных услуг для инвалидов Часто в жизни люди оказываются в сложных ситуациях из-за проблем со своим здоровьем или здоровьем своих близких. Многие теряются, не знают, кто и как […]
  • Как оформить повышение квалификации в другом городе Повышение квалификации работника в другом городе Уважаемые коллеги, может у кого-то был опыт направления сотрудника в другой город для повышения квалификации. Вопрос вот в чем: отправляем инженера в Москву, заключаем с ней дополнительный […]
  • Льготы педагогам в городе Льготы учителям Многих интересует, какие льготы у учителей на сегодняшний день, и почему именно учителям они предоставляются. Профессия педагога очень ответственная и требующая большого количества затрат – как временных, так и […]
  • Средняя пенсия по коми Минимальная пенсия в Республике Коми Минимальная пенсия в Республике Коми в 2019 году В Республике Коми в 2019 не работающим пенсионерам полагается доплата к пенсии до 10742 руб. Размер регионального прожиточного минимума пенсионера […]
  • Приказ 10 25 мвд Приказ МВД РФ от 23 апреля 2012 г. N 348 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче гражданину Российской Федерации лицензии на […]
  • Стаж пилота это Когда и с какими почестями уходят на пенсию пилоты Вопрос интересный, пенсионный возраст увеличивают, работать надо больше, но есть профессии, на которые это не действует. Профессии с выслугой лет, например пилоты. Сколько нужно лет […]
Постановление клевета