Оглавление:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2018 г. N 5-КГ18-26 Суд отменил принятые судебные акты об отказе в иске о признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования по закону и передал дело на новое рассмотрение, поскольку при жизни наследодатель совершил все необходимые и достаточные действия для передачи ему жилого помещения в собственность и не отозвал указанное заявление, заключил договор приватизации, выразив тем самым волю на приватизацию спорного жилого помещения, поэтому спорная комната подлежит включению в наследственную массу после его смерти

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Романова Анатолия Ивановича к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования по закону

по кассационной жалобе представителя Романова Анатолия Ивановича — Почеревина Александра Владимировича на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Романова А.И. — Почеревина А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Департамента городского имущества г. Москвы — Некрасовой С.В., возражавшей против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Романов А.И. обратился в суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования по закону.

В обоснование иска указал, что является единственным наследником своего брата Романова В.И., который был нанимателем комнаты по адресу: _ комната N 2, по договору социального найма. При жизни Романов В.И. выразил намерение приватизировать комнату, обратившись 21 августа 2013 г. в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с заявлением о приватизации жилого помещения, заключил договор приватизации, однако получил ответ, из которого следовало, что в связи с отсутствием в государственном кадастре недвижимости сведений о заявленном объекте регистрирующий орган вернётся к рассмотрению вопроса о регистрации права собственности Романова В.И. на комнату после её постановки на кадастровый учёт. Не успев зарегистрировать право собственности на комнату, 15 июня 2016 г. Романов В.И. умер.

Решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2016 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 26 февраля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены судебных постановлений.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Романов В.И. на основании договора социального найма от 26 сентября 2000 г. N 551009306 занимал находящуюся в собственности г. Москвы изолированную комнату, расположенную по адресу: _, комната N 2, и был зарегистрирован в комнате по месту жительства с 1998 года (л.д. 12, 15-16,67-74).

Романов В.И. 21 августа 2013 г. обратился в службу «одного окна» Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с заявлением о приватизации занимаемой комнаты (л.д. 13).

Согласно отметке сотрудника службы «одного окна» на выписке из электронного журнала регистрации и контроля за обращениями заявителей, выданной Романову В.И. на руки, договор передачи жилого помещения в собственность в порядке приватизации был заключён между сторонами 23 октября 2013 г. и вместе с необходимым для проведения процедуры приватизации документами был направлен уполномоченным органом на государственную регистрацию в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве (л.д. 13).

Письмом от 21 января 2014 г. Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы проинформировал заявителя о том, что Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве выявило отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений о заявленном к регистрации объекте недвижимости, в связи с чем регистрирующий орган вернётся к рассмотрению вопроса о регистрации права собственности Романова В.И. на комнату после её постановки на кадастровый учёт (л.д. 14).

До завершения процедуры государственной регистрации права собственности на указанную комнату 15 июня 2016 г. Романов В.И. умер (л.д. 10).

С заявлением о принятии наследства после смерти Романова В.И. 28 июля 2016 г. к нотариусу обратился его брат Романов А.И., нотариусом было открыто наследственное дело (л.д. 17).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что при жизни наследодателя право собственности на спорную комнату зарегистрировано не было, с иском о признании права собственности на жилое помещение Романов В.И. не обращался, в связи с чем комната не может быть включена в состав наследства.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Как предусмотрено статьёй 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу статьи 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (далее — Закон о приватизации) граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных названным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

В соответствии со статьёй 7 названного закона передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством.

Решение вопроса о приватизации жилых помещений должно приниматься по заявлениям граждан в двухмесячный срок со дня подачи документов (статья 8 Закона о приватизации).

Как следует из разъяснений, приведённых в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим законом условиях, если они обратились с таким требованием.

При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 указанного закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан (в частности, вопрос о приватизации должен быть решён в двухмесячный срок, заключён договор на передачу жилья в собственность, право собственности подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре учреждениями юстиции, со времени совершения которой и возникает право собственности гражданина на жилое помещение).

Однако если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал своё заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишён возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Таким образом, возможность включения жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается лишь в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности.

Поскольку при жизни Романов В.И. совершил все необходимые и достаточные действия для передачи ему Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы жилого помещения в собственность и не отозвал указанное заявление, заключил договор приватизации, выразив тем самым волю на приватизацию спорного жилого помещения, спорная комната подлежит включению в наследственную массу после его смерти.

Суды не учли, что отсутствие регистрации права собственности Романова В.И. на спорное жилое помещение не может являться основанием для отказа в удовлетворении иска, поскольку в государственном кадастре недвижимости сведений о спорном объекте не имелось и обязанность обратиться с заявлением о постановке данного объекта на кадастровый учёт в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» лежала на собственнике объекта — г. Москве, в силу чего такая регистрация была невозможна Романовым В.И. по независящим от него обстоятельствам.

При этом вопреки выводу суда об утрате наследодателем интереса к приватизации жилого помещения в материалы дела представлен заключённый между Департаментом жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, действующим от имени собственника жилого помещения, и Романовым В.И. договор приватизации комнаты от 23 октября 2013 г. N 050501-У 11158, что свидетельствует не только о выраженной, но и исполненной обеими сторонами договора воле на передачу жилья в собственность Романова В.И. (л.д. 127-128). Указанный договор сторонами не расторгнут, не оспорен и не признан недействительным.

Смотрите так же:  Учебное пособие по товароведению продовольственных товаров

При таких обстоятельствах вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для включения квартиры в наследственную массу не основан на законе.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 26 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 мая 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел, связанных с приватизацией гражданами жилых помещений»

Ч. обратился в суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью «Дмитриевы горы» о передаче в собственность занимаемой квартиры. Он указал, что работал в Меленковском РОВД участковым инспектором. По согласованию с правлением колхоза «Большевик» и руководством РОВД в его обязанности входило обслуживание территории двух сельских Советов народных депутатов. Колхоз предоставил семье истца трехкомнатную квартиру.

Решением товарищества «Дмитриевы горы», образованного на базе колхоза «Большевик», в приватизации квартиры было отказано, что и послужило основанием к обращению в суд.

Решением Меленковского районного народного суда Владимирской области иск удовлетворен. При этом суд исходил из положения Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1992 г. «О мерах по усилению социальной защиты военнослужащих внутренних войск, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел и членов их семей», в соответствии с которым истец, по мнению суда, имел право получить в собственность занимаемую квартиру. Между тем названный Указ Президента, так же как и Закон Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, предусматривает безвозмездную передачу жилья только в домах государственного и муниципального жилищного фонда.

Обоснованно отменяя это решение в кассационном порядке, судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда указала, что спорная квартира не является жилым помещением, находящемся в государственном или муниципальном жилищном фонде. Учитывая, что жилищный фонд товарищества создавался за счет средств колхоза, на базе которого и образовалось товарищество, передать квартиру в собственность истца возможно лишь с учетом мнения собственника жилья.

В некоторых случаях, отказ руководителей предприятий, совхозов, акционерных обществ, товариществ с ограниченной ответственностью, командиров войсковых частей в приватизации жилья незаконен. При этом выдвигаются различные мотивы отказа, а именно: ссылка на принадлежность жилищного фонда к федеральной собственности, на переход предприятия из одной формы собственности в другую, на отсутствие у гражданина определенного стажа работы, на прекращение трудовых отношений и другие, которые в большинстве случаев признавались судом не основанными на законе.

Привокзальный районный народный суд г. Тулы удовлетворил иск Г. к Тульскому отделению Московской железной дороги об устранении препятствий в приватизации жилого помещения. Отказывая в приватизации квартиры, ответчик ссылался на то, что Тульское отделение Московской железной дороги как предприятие железнодорожного транспорта отнесено к федеральной собственности постановлением Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 г. «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт — Петербурга» и поэтому приватизация имущества отделения, к которому ответчик относил и жилищный фонд, находящийся в его ведении, осуществляется лишь по решению Правительства Российской Федерации.

Признавая этот довод необоснованным, суд правильно указал в решении, что жилые помещения, расположенные в домах, составляющих государственный жилищный фонд, в том числе и ведомственный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, относящихся к федеральной государственной собственности, подлежат приватизации на основании ст. 2 Закона Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации.

Дубенский районный народный суд Тульской области обоснованно удовлетворил и иск К. к акционерному предприятию «Воскресенское» о приватизации жилья.

Отказывая в приватизации занимаемой К. квартиры, ответчик ссылался на то, что с июля 1991 г. совхоз «Воскресенский» был преобразован в акционерное предприятие (приватизирован) и, следовательно, по мнению ответчика жилищный фонд совхоза также приватизирован акционерным обществом.

Суд обоснованно отверг этот довод ответчика, сославшись на ст. 18 Закона Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации (в редакции от 23 декабря 1992 г.), согласно которой при переходе государственных и муниципальных предприятий и учреждений в иную форму собственности либо при их ликвидации жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, должен быть передан в полное хозяйственное ведение или оперативное управление правопреемников этих предприятий и учреждений (если они определены), иных юридических лиц либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе и права на приватизацию жилья.

Поскольку акционерное предприятие является правопреемником совхоза, жилищный фонд совхоза, находившийся в его полном хозяйственном ведении, мог быть передан ответчику только в полное хозяйственное ведение, а не в коллективную собственность.

Ачинский городской народный суд Красноярского края по иску войсковой части к Ч. признал недействительной приватизацию занимаемой ответчиком квартиры, сославшись на то, что Ч. не обратился за разрешением на приватизацию в жилищную комиссию войсковой части, а также на то, что при переводе военнослужащих в другое место службы занимаемая жилая площадь освобождается и подлежит заселению военнослужащими и их семьями. Между тем, согласно Закону Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации, жилищный фонд Министерства обороны как ведомственный жилищный фонд может быть приватизирован проживающими в нем гражданами, кроме жилых помещений в закрытых военных городках. Квартира, по поводу которой возник спор, не находится в таком закрытом городке.

Закон Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации не ограничивает право гражданина на приватизацию занимаемого жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде наличием у него дома или его части на праве собственности.

Рассмотрев дело по заявлению К., оспаривающей отказ директора совхоза «Солонцы» в приватизации квартиры по мотиву наличия у семьи К. дома на праве собственности, Емельяновский районный народный суд Красноярского края правильно признал такой отказ неправомерным, указав, что наниматель и члены его семьи приобрели имеющийся у них в собственности дом не в порядке бесплатной приватизации, а по иным основаниям.

Так, решением Советского районного народного суда г. Самары удовлетворен иск П. к администрации Советского района и к П-ой о признании незаконным постановления администрации и недействительным регистрационного удостоверения о приватизации жилого помещения. Судом установлено, что истица была прописана и вселена в установленном порядке вместе с несовершеннолетней дочерью в спорную квартиру ответчицы (ее свекрови). 11 января 1993 г. ответчица без согласия П. оформила приватизацию квартиры, введя в заблуждение должностных лиц относительно количества прописанных и проживающих в квартире лиц. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 13 постановления специально подчеркнул, что при рассмотрении дел о выселении из приватизированной квартиры лиц, проживавших в ней до приватизации и имевших право стать участниками общей собственности на жилое помещение, но отказавшихся от этого, судам надлежит проверять обстоятельства и условия, на которых указанные лица отказались от оформления права собственности на свое имя. В необходимых случаях, например, когда гражданин отказался от приватизации жилья, поскольку был введен в заблуждение либо не способен был понимать значение своих действий или когда собственником приватизированной квартиры была нарушена договоренность об условиях такого отказа, суду следует разъяснить гражданину его право на предъявление встречного иска о признании недействительным заключенного договора на приватизацию жилого помещения.

Железнодорожный районный народный суд г. Красноярска отказал К. в иске о признании недействительным договора о передаче в собственность квартиры и свидетельства о приватизации, выданных на имя бывшего мужа К-ва. Доводы истицы о том, что в документы о приватизации не включена их несовершеннолетняя дочь, суд признал неосновательными. Между тем дочь проживала в спорной квартире, включена в лицевой счет и прописана. Отменяя это решение, судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда правильно указала, что в случае приватизации жилого помещения несовершеннолетние вправе наравне с совершеннолетними пользователями стать участниками общей собственности на это помещение, поскольку, согласно, ст. 53 ЖК, имеют равные права, вытекающие из договора найма жилого помещения. Невключение детей в приватизационные документы может иметь место только с разрешения органа опеки и попечительства.

Учитывая, что в соответствии со ст. 133 КоБС опекун не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, в частности отказа от принадлежащих подопечному прав, а попечитель давать согласие на совершение таких сделок. Пленум разъяснил, что отказ от участия в приватизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями только при наличии разрешения указанных выше органов.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации»

Решением суда субъекта Российской Федерации признан незаконным отказ местной администрации в передаче в собственность Н. жилого помещения, расположенного в ЗАТО.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ решение оставлено без изменения.

Удовлетворяя заявление Н., суд исходил из того, что согласно п. 1 ст. 8 Закона Российской Федерации от 14 июля 1992 г . N 3297-I «О закрытом административно-территориальном образовании» (с последующими изменениями и дополнениями) к участию в приватизации недвижимого имущества, являющегося государственной или муниципальной собственностью и находящегося на территории закрытого административно-территориального образования, и совершению сделок с ним допускаются граждане Российской Федерации, постоянно проживающие на данной территории. Перечень оснований, по которым может быть отказано в приватизации жилых помещений, содержится в ст. 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г . N 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями).

Жилые помещения, находящиеся на территории ЗАТО, как не подлежащие приватизации в этом Законе не указаны.

С учетом того, что жилое помещение является муниципальной собственностью, находится на территории ЗАТО, договор найма на это жилое помещение с истцом не расторгнут в установленном законом порядке, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для отказа Н. в приватизации спорного жилого помещения.

Смотрите так же:  Пример судебно психологическая экспертиза

В ряде случаев судами не были учтены нормы Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г . «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», предусматривающие защиту прав всех членов семьи нанимателя, в том числе и несовершеннолетних, при оформлении договоров о передаче жилых помещений в собственность граждан.

Супруги Р. с двумя несовершеннолетними детьми занимали трехкомнатную квартиру в доме государственного жилищного фонда, но фактически жили в собственном доме, находящемся в другом населенном пункте.

В 1993 году супруги решили приватизировать квартиру, в связи с чем жена выдала мужу доверенность, на основании которой был заключен договор о передаче квартиры в собственность мужа без учета интересов жены и детей.

Этот договор был оспорен женой в суде, но решением суда в иске о признании договора недействительным ей было отказано со ссылкой на то, что выданная доверенность давала ее мужу право приватизировать квартиру на свое имя и что при оформлении договора были соблюдены все требования, предусмотренные законом.

Отменяя решение суда первой инстанции и последующие судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала следующее.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г . «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской федерации», в случае возникновения спора по поводу правомерности договора передачи жилого помещения, в том числе собственность одного из его пользователей, этот договор, а также свидетельство о праве в собственности по требованию заинтересованных лиц могут быть признаны судом недействительными по основаниям, установленным гражданским законодательством для признания сделки недействительной, в том числе по основаниям несоответствия сделки требованиям закона (ст.48 ГК РСФСР 1964 г .) и заключения сделки под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение (ст.57 ГК РСФСР).

Выданная истицей ответчику доверенность на заключение договора приватизации квартиры не содержала данных об отказе жены и ее детей от права на получение квартиры в общую долевую или совместную собственность с ответчиком. Эта доверенность подтверждает заключение между сторонами договора поручения на заключение сделки в отношении жилой площади. В соответствии с гл.35 ГК РСФСР по договору поручения обязуется совершить от имени доверителя определенные юридические действия в пользу последнего и не может на основании этого договора совершать сделку в свою пользу без особого указания на это в доверенности.

Не учтены судом и требования ч.2 ст.7 Закона Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации о том, что в договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние лица, имеющие право пользования этим помещением. Нарушение этой нормы закона — достаточное основание для признания указанной сделки недействительной в соответствии со ст.48 ГК РСФСР 1964 года (ст.168 части первой ГК РФ, действующего с 1 января 1995 г .).

Казимиров предъявил в суде иск к администрации г. Элисты и Казимировой о признании недействительным договора, согласно которому Казимирова приватизировала квартиру без его (Казимирова) согласия, несмотря на то, что он вселился в эту квартиру одновременно с ответчицей, прописан в ней, но не проживает по уважительной причине. Представитель администрации г. Элисты иск признал, а ответчица иск не признала. Возражая против удовлетворения иска, Казимирова указала, что истец в спорной квартире не проживает, так как забрал все свои вещи и ушел из семьи, а поэтому его согласия на приватизацию квартиры не требовалось.

Верховный Суд Республики Калмыкия — Хальмг Тангч принял дело к своему производству по первой инстанции, рассмотрел его и вынес решение об удовлетворении иска Казимирова.

По кассационной жалобе дело рассматривалось Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая установила следующее. Решением исполкома Элистинского городского Совета народных депутатов Казимировой на семью из 4 человек была предоставлена трехкомнатная квартира, в ордер на которую был включен и муж, Казимиров (истец по делу). Он вселился в эту квартиру одновременно со всеми членами семьи. При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 53 ЖК Казимиров как член семьи нанимателя Казимировой приобрел равное с ней право на предоставленную квартиру. То обстоятельство, что в результате расторжения брака у него сложились неприязненные отношения с ответчицей и он вынужден был временно в квартире не проживать, оставаясь в ней прописанным, не лишает его этого права.

Анализируя изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда РФ пришла к выводу, что, поскольку истец не утратил права на спорную жилую площадь, то ее приватизация была возможна только с его согласия. Так как согласия к него не спрашивали, то Верховный Суд Республики Калмыкия-Хальмг Тангч удовлетворил иск Казимирова обоснованно. Жалоба Казимировой оставлена без удовлетворения.

Из приведенного определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ следует сделать вывод о том, что согласие на приватизацию жилого помещения должны давать не только члены семьи нанимателя, фактически проживающие в приватизируемой квартире, но и те лица, которые членами семьи нанимателя не являются, но имеют равное с нанимателем и членами его семьи право на жилую площадь в этой квартире. При этом такое согласие необходимо и в том случае, если эти лица по уважительной причине в приватизируемой квартире временно не проживают.

Когда гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу этого жилого помещения или его части необходимо иметь в виду, что смерть гражданина сама по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований наследников этого гражданина о признании права собственности на указанное имущество.

8. В судебной практике возник вопрос: вправе ли суд признать собственником квартиры гражданина, который в соответствии с Законом Российской Федерации от 4 июля 1991 г . «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» подал заявление о приватизации со всеми необходимыми документами, но не успел оформить договор на передачу помещения в собственность и зарегистрировать этот договор.

Вопрос этот в судах возник в связи с тем, что наследники граждан, подавших заявления о приватизации занимаемых жилых помещений и умерших до оформления приватизации, обращаются в суд с исками, в которых просят признать этих граждан собственниками упомянутых жилых помещений с тем, чтобы они могли эти помещения наследовать.

Соколова Е. являлась нанимателем квартиры в доме, принадлежащем фабрике «Красные ткачи». В ноябре 1992 г . она умерла. Указывая, что дети Соколовой Е. — Соколов и Соколова — не вывозят из квартиры имущество матери и не дают ключи от квартиры, фабрика «Красные ткачи» предъявила к ним иск об устранении препятствий в пользовании квартирой.

Соколовы иск не признали и предъявили встречный иск, ссылаясь на то, что Соколова Е. подала надлежаще оформленное заявление в агентство «Недвижимость», в котором содержалась просьба об оформлении приватизации занимаемой ею квартиры. Получить документы о приватизации она не смогла в связи со смертью. Выдать документы наследникам агентство «Недвижимость» отказалось. Считая действия агентства незаконными, Соколовы просили обязать его оформить приватизацию спорной квартиры и признать Соколову Е. собственником этой квартиры.

Решением Ярославского районного народного суда Ярославской области иск фабрики «Красные ткачи» удовлетворен, а в удовлетворении встречного иска Соколовых отказано.

Вынося указанное решение, суд исходил из того, что Соколова Е., хотя и выразила желание приватизировать квартиру, обратившись с заявлением в агентство «Недвижимость», собственником не стала, так как приватизация не состоялась, а договор о приватизации жилья не был зарегистрирован.

С такими доводами согласилась и судебная коллегия областного суда.

Решение народного суда и определение судебной коллегии областного суда были опротестованы заместителем Председателя Верховного Суда РФ. Протест удовлетворен по следующим основаниям. Вывод народного суда о том, что Соколова Е. не стала собственником занимаемого жилого помещения нельзя признать обоснованным. В соответствии со ст. 1, 2, 7 и 8 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане имеют право приобретать занимаемые ими жилые помещения в собственность, приватизировав их. Из смысла приведенных статей закона следует, что если гражданин согласен осуществить приватизацию на предусмотренных приведенным законом условиях, то ему не может быть отказано в приватизации.

Когда же гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу этого жилого помещения или его части необходимо иметь в виду, что смерть гражданина сама по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований, поскольку гражданин, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, но по не зависящим от него причинам (в связи со смертью) был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой по закону ему не могло быть отказано.

В настоящее время по указанному вопросу имеется аналогичное разъяснение в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г . «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Судебная практика по спорам о приватизации

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2009 г. N 5-В09-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Гетман Е.С., Харланова А.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по иску К.Е.А. в интересах К. к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру, по надзорной жалобе К.Е.А. и К. на решение Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав объяснения К.Е.А., . адвоката Савостьяновой О.Н., выступившей в их интересах, просивших решение суда отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Несовершеннолетняя К. года рождения, и ее законный представитель К. Е.А. обратились в суд с иском к Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении квартиры в наследственную массу, признании права собственности на квартиру в порядке наследования, ссылаясь на то, что несовершеннолетняя К. является наследником по закону К.С.В., умершего 6 октября 2007 года. При жизни К.С.В. проживал и был зарегистрирован в муниципальной квартире, желая приватизировать данную квартиру, 20 февраля 2006 года он выдал доверенность Федотовой Р.И. для совершения всех необходимых для этого действий. Однако, не успев заключить договор на передачу жилого помещения в собственность, К. С.В. скоропостижно скончался. Истица и ее представитель считают, что К. С.В. при жизни выразил свою волю на приватизацию занимаемой им квартиры, в связи с чем, ссылаясь на положениястатей 12, 218 Гражданского кодекса РФ, статей 1, 2, 8 Федерального закона «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» просили суд удовлетворить их исковые требования.

Смотрите так же:  Дисциплинарное взыскание за опоздание

Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года исковые требования . К. и ее представителя К.Е.А. оставлены без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе К. Е.А. ставится вопрос об отмене решения Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 20 февраля 2009 года надзорная жалоба К. Е.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как видно из материалов дела, К. С.В. являлся отцом несовершеннолетней К. года рождения, он проживал и был зарегистрирован в муниципальной двухкомнатной квартире, расположенной по адресу: .

20 февраля 2006 года К.С.В. выдал доверенность Федотовой Р.И. быть его представителем во всех государственных учреждениях по вопросу приватизации указанной квартиры с правом получения всех необходимых справок, свидетельства о государственной регистрации права, также получения и подачи документов и заявлений. Федотова Р.И., действуя по доверенности от имени К. С.В. обратилась в службу ОАО «Мосжилрегистрация» для оформления поэтажного плана и экспликации для приватизации квартиры. 5 октября 2007 года Федотова Р.И. обратилась в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с необходимыми для приватизации документами, за исключением доверенности на работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы. 6 октября 2007 года до подписания договора передачи жилья в собственность К.С.В. умер.

Разрешая спор по существу, суд указал, что доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу, для представительства перед третьими лицами и не может признаваться документом, заменяющим установленное Законом РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» требование о подаче заявления гражданина на приватизацию жилого помещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований К. и ее законного представителя К.Е.А., суд пришел к выводу о том, что сам по себе факт выдачи доверенности на право сбора и оформление документов на приватизацию жилого помещения, не порождает прав и обязанностей, возникающих из договора передачи жилья в собственность, при этом, обстоятельств, препятствующих ему при жизни, оформить приватизацию спорного жилого помещения не установлено. При жизни ни сам К.С.В., ни его представитель в уполномоченные органы с заявлением о приватизации спорного жилого помещения и комплектом документов не обращались.

С выводами суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда.

Между тем, в соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации N 1541-1 от 4 июля 1991 года «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных Законом Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 8 Постановления от 24 августа 1993 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями) разъяснил, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием. При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного статьями 7, 8 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан. Однако, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу, необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Как видно из материалов дела К.С.В. выразил желание стать собственником жилого помещения, расположенного по адресу: . В этих целях он инициировал изготовление в БТИ Восточного округа г. Москвы N поэтажного плана с экспликацией (л.д. 10-11) для последующего оформления заявления на передачу квартиры в собственность и оплатил его в установленном порядке (л.д. 27). Представитель К. С.В. — Федотова Р.В. предъявила указанные документы в Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, однако они не были приняты по причинам отсутствия доверенности на работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы.

Таким образом. К.С.В. при жизни выразил волю на приватизацию занимаемой жилой площади, между тем, указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса РФ судом учтены не были.

Из материалов дела усматривается, что Федотова Р.В. за день до смерти К.С.В., а именно 5 октября 2007 года, действуя по доверенности от его имени, обратилась в отдел приватизации Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы с пакетом документов, необходимых для приватизации спорной квартиры, в него входили: ордер на приватизируемое жилое помещение, справка о регистрации К. С.В., договор социального найма, поэтажный план, экспликация, доверенность, справка об инвалидности, копия паспорта. На данных документах стоит штамп органа, в который они были предоставлены 5 октября 2007 года. Указанные документы не были приняты, поскольку к ним не приложена доверенность, уполномочивающая сотрудников Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы оформить приватизацию жилого помещения.

Департаментом жилищной политики и жилищного фонда по г. Москве не оспаривался факт обращения представителя К.С.В. — Федотовой Р.И. по вопросу приватизации жилого помещения. В материалах дела имеются документы, собранные в порядке установленным действующим законодательством для приватизации жилого помещения, расположенного по адресу: . а также образец доверенности, которую необходимо было оформить. Из названной доверенности следует, что лицо выразившее желание приватизировать жилое помещение уполномочивает работников Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы Зимину М.В., Борисову Н.С., Бурякову З.В., Никишину Г.А., Есипову Л.И., Коневу Т.И. зарегистрировать право индивидуальной собственности в порядке приватизации.

Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» не предусматривает обязанность гражданина выдавать доверенность Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы на совершение определенных действий, отсутствие указанной доверенности не может являться основанием для отказа в приватизации жилого помещения.

Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» целью закона является, в том числе, создание условий для осуществления права граждан на свободный выбор способа удовлетворения потребности в жилище. При этом на органах государственной власти лежит обязанность по созданию условий для реализации права граждан свободно владеть, пользоваться и распоряжаться своим жилищем, в том числе путем его приватизации.

Соблюдение установленного ст.ст. 7, 8 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан.

Суд не установил, имелись ли законные основания к отказу в приватизации жилого помещения, препятствующие принятию для оформления представленных документов, почему доверенному лицу Федотовой Р.И. 5 октября 2007 года не было выдано заявление на приватизацию жилого помещения и не подписан договор приватизации, были ли иные причины препятствующие оформлению договора приватизации квартиры, кроме отсутствия доверенности.

Указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, подлежали проверки и установлению при рассмотрении гражданского дела.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции и кассационное определение нельзя признать законными и они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьей 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Измайловского районного суда г. Москвы от 24 апреля 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 8 июля 2008 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Другие публикации:

  • Заявление в суд о признании долга недействительным О подаче конкурсным управляющим в арбитражный суд заявлений о признании сделок недействительными Решением Арбитражного суда г. Москвы от 15 января 2018 года (дата объявления резолютивной части 12 января 2018 года) по делу № […]
  • Полномочия прокурора в сфере надзора Статья 30. Полномочия прокурора Статья 30. Полномочия прокурора См. комментарии к статье 30 настоящего Федерального закона 1. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную […]
  • Приказ 153 по физической подготовке ПРИКАЗ МЧС РФ от 30.03.2011 N 153 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ НАСТАВЛЕНИЯ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКЕ ЛИЧНОГО СОСТАВА ФЕДЕРАЛЬНОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ СЛУЖБЫ" Данный документ вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования (п. […]
  • Чем грозит банкротство физических лиц Всё о банкротстве физических лиц: от нюансов и этапов процедуры до стоимости и последствий С недавнего времени процедура банкротства стала возможной не только для организаций и предпринимателей, но и для обычных граждан. Фабрика […]
  • Приказ от 30062019 251 Приказ Минздрава России от 24.05.2017 № 251 "Об утверждении плана информатизации Министерства здравоохранения Российской Федерации на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов" Опубликован 26 мая 2017, 19:26 Обновлён 26 мая 2017, […]
  • Приказ мз россии 1175н Приказ Министерства здравоохранения РФ от 20 декабря 2012 г. N 1175н "Об утверждении порядка назначения и выписывания лекарственных препаратов, а также форм рецептурных бланков на лекарственные препараты, порядка оформления указанных […]
Судебная практика по гражданским делам приватизация