«Жан Мелье и его труд «Завещание»»

Мелье Жан (1664-1729), французский философ-материалист, атеист, утопический коммунист. Сын деревенского ткача, Мелье по настоянию родителей стал сельским священником (с 1689). Своё единственное сочинение «Завещание» закончил незадолго до смерти.

«Завещание» Жана Мелье выделяются изо всей литературы этого направления многими чертами произведения, его необычной судьбой и поразительной фигурой автора. Жан Мелье всю взрослую жизнь провел в качестве священника в Шампани. «Завещание» не было опубликовано автором и стало известно после его смерти в 1733 г. в списках и выдержках. Вольтеру и другим просветителям оно казалось интересным и привлекательным, но столь опасным, что они так и не отважились опубликовать его полностью. Целиком оно было издано только в 1864 г. в Амстердаме.

Главной отличительной особенностью «Завещания» является то, что у него собственно социалистическая концепция является лишь производной от основной идеи всего произведения — борьбы с религией. Мелье не видит в религии ничего, кроме ее социальной роли, которая заключается, по его мнению, в том, чтобы путем обмана и распространения суеверий закрепить насилие и социальное неравенство:

«Короче говоря, все, что ваши богословы и священники с таким пылом и красноречием проповедуют вам. все это в сущности не что иное как иллюзия, заблуждение, обман, измышление и надувательство: их выдумали вначале хитрые и тонкие политики, повторяли за ними обманщики и шарлатаны, потом этому поверили невежественные и темные люди из народа и, наконец, это поддержано было властью государей и сильных мира, которые потворствовали обману и заблуждениям, суевериям и шарлатанству и закрепили их своими законами для того, чтобы таким путем держать в узде массы и заставлять их плясать под свою дудки».

Этими двумя страстями, ненавистью к Богу и ко всякому неравенству, иерархии, движется все «Завещание». Религия, считает Мелье, виновна в большинстве несчастий человечества. Она, в частности, сеет раздоры и религиозные войны. При этом сам он простодушно призывает к восстанию, убийствам королей, уничтожению всех, кого можно счесть более благополучными, зажиточными.

Религия кажется Мелье нелепостью, суеверием, которое не может устоять против первого прикосновения ясного разума. Из всех религий самая нелепая — религия христиан, которых он называет христопоклонниками. Но неверно было бы искать причину его отношения к христианству в слишком рационалистическом складе ума самого Мелье. Опровергая христианство, он готов верить в дичайшее суеверие, повторять любой вздорный слух. Например, ему представляется нелепостью, что Бог имел всего одного Сына, в то время как куда менее совершенные существа одарены этой способностью в гораздо большей степени. Многие животные производят на свет сразу 10 или 12 детенышей.

Очевидно, что исходной точкой является для Мелье ненависть к Богу, для которой он лишь по мере своих сил пытается подобрать аргументы. Особенно же ненавистна ему личность Христа, для которого у Мелье буквально не хватает ругательств:

«А наши богохристопоклонники? Кому приписывают они божественность? Ничтожному человеку, который не имел ни таланта, ни ума, ни знаний, ни ловкости и был совершенно презираем в мире. Кому приписывают они ее? Сказать ли? Да, я скажу это: они приписывают ее сумасшедшему, безумцу, жалкому фанатику и злополучному висельнику».

Борец за права бедняков видит окончательное и неопровержимое доказательство ложности учения Христа в том, «что он всегда был беден, был только сыном плотника. «.

Религия — источник большинства общественных зол и, в частности, неравенства людей, которое держится лишь ее авторитетом. Мелье признает необходимость «некоторой зависимости и подчинения» в каждом обществе. Но сейчас власть основана на насилии, убийствах и преступлениях. В «Завещании» нет речи ни о конкретных мерах для улучшения положения бедняков, ни призывов к богатым сделать что-либо в этом направлении; книга только раздувает ненависть одних к другим.

Самой сущностью, истинной причиной неравенства является частная собственность, которую религия тоже оправдывает.»Оттого одни опиваются и объедаются, роскошествуют, а другие умирают с голоду. Оттого одни почти всегда веселы и радостны, а другие вечно в трауре и печали».

Вся социальная программа Мелье сводится к нескольким строчкам:»Каким великим счастьем было бы для людей, если б они сообща пользовались жизненными благами».

В справедливом обществе, считает Мелье, производство и потребление должны быть организованы на началах общности.»Люди должны владеть всеми благами и богатствами земли сообща и на равных правах и пользоваться ими тоже сообща и равномерно».

Еда, одежда, воспитание детей не должны сильно различаться в разных семьях. Все должны трудиться под руководством мудрых старцев (в другом месте говорится о выборных должностных лицах).Эти меры приведут к чудесным результатам: никто не будет нуждаться, все будут любить друг друга, исчезнет тяжелый труд, обман, тщеславие. Тогда, говорит Мелье,»не видно было бы на земле несчастных людей, тогда как теперь мы видим их на каждом шагу».

Семейные отношения также должны измениться, ибо падет великое зло, привнесенное церковью, — нерасторжимость брака.»Надо, чтобы предоставили одинаковую свободу мужчинам и женщинам беспрепятственно сходиться, следуя своему влечению, равно как свободу расходиться и расставаться друг с другом, когда им станет в тягость совместная жизнь или когда новое влечение побудит их к заключению другого союза».

Позже, в 1793г., когда Конвент проводил дехристианизацию и вводил культ Разума, Анахарсис Клоотс предложил поставить в храме Разума статую первого священника, который отрекся от религиозных заблуждений, — «смелого, великодушного и великого Жана Мелье».

Философские взгляды М. оказали большое воздействие на формирование мировоззрения французских материалистов 18 в.

Судьба «Завещания» Жана Мелье в XVIII веке

Глава I. СУДЬБА ИДЕЙ МЕЛЬЕ в 30-60-х годах XVIII в.

1. Распространение рукописей «Завещания» в 30—40-х годах

2. Мелье и критика христианства (Отношение Д’Аламбера к «Извлечению». Философы-деисты из кружка Буланвилье)

3. Мелье и французский материализм первой половины XVIII в. (Ламеттри)

Глава II. МЕЛЬЕ И ЭНЦИКЛОПЕДИСТЫ

1. Роль идей Жана Мелье в атеистической пропаганде 60—70-х годов

2. Мелье и некоторые черты социальной философии Гельвеция

3. К вопросу об идейных истоках социальной утопии в миро­воззрении Дидро

4. Защитники церковной идеологии о «Завещании»

Глава III. СУДЬБА «ЗАВЕЩАНИЯ» ЖАНА МЕЛЬЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

1. Мелье и Клоотц

2. Мелье и Нэжон

3. К вопросу об идейных истоках бабувизма

«Завещание» Жана Мелье — первое открытое провозглаше­ние идей народной революции, утопического коммунизма и атеизма в XVIII в. Автор по­казывает, какое большое влия­ние оказали взгляды Мелье на Вольтера, энциклопедистов, на формирование идеологии бабу­визма, т.е. на всю передовую общественно-политическую и философскую мысль до и во время Великой французской революции.

Жана мелье завещание

Мелье (Meslier) Жан (июнь 1664, Мизерни – между 28 июня и 6 июля 1729, Этрепиньи) – французский социалист-утопист. Сын сельского ткача, окончил в Реймсе духовную семинарию, стал священником и, получив приход в деревне, оставался в нем до конца своих дней. Написанный в последние годы жизни революционный и атеистический труд Мелье не мог быть опубликован. Желая сохранить произведение, Мелье переписал его в трех экземплярах и оформил у нотариуса в виде завещания. Впоследствии «Завещание» стало ходить в списках, как и «Извлечение» из него, сделанное в 1742 году Вольтером. Мелье писал о христианстве как о нелепой религии, которая вместе с властью образуют два ярма для народа, главный источник всех пороков общества – неравенство, частная собственность и тирания. Только революция объединенного и просвещенного народа избавит его от социального зла. Идеал Мелье – справедливое и свободное общество, основанное на добросовестном труде, взаимной любви и нерушимом мире.

Новая философская энциклопедия. В четырех томах. / Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. II, Е – М, с. 523.

Мелье Жан (1664—1729) — философ-материалист, основоположник революционного направления во французском утопическом социализме. Основной труд «Завещание» представляет собой первый по времени образец учения французского утопического социализма об обществе. Разоблачение религии и церкви приводит Мелье к последовательно материалистическим и атеистическим выводам: критика социальной несправедливости сочетается у него с призывом построить общество, основанное на коллективной собственности. Объединение трудящихся, их восстание против угнетателей, по мнению Мелье, дело самого народа и является исходной предпосылкой перехода к новому обществу, в котором не будет богатых и бедных, угнетателей и угнетаемых, бездельников и изнуренных непосильным трудом. «Завещание» полностью было издано только в 1864. Однако в 18 в. во Франции распространялись рукописные копии этого произв. Читателями Мелье и пропагандистами его идей были самые различные представители французской общественной мысли — от деистов первой половины 18 в. и Вольтера до материалистов-просветителей и бабувиста Марешаля.

Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991, с. 254-255.

Мелье (Meslier) Жан (15.6.1664, Мазерни, — между 28.6 и 6.7.1729, Этрепиньи), французский философ-материалист, атеист, утопический коммунист. Сельский священник (с 1689 года). Своё единственное сочинение «Завещание» («Le Testament», полностью впервые опубликовано в 3 томах в 1864 году в Амстердаме; рус. сокр. пер. 1925. т. 1—3, 1937 и 1954] закончил незадолго до смерти. Мелье дал глубокую и всестороннюю критику феодально-абсолютистского строя Франции. Противоречия между народом и «сильными мира сего» считал непримиримыми. Отвергая мысль о «просвещённом государе», служащем обществу, призывал народ к революции. Мелье набросал контуры идеального коммунистического общества, в котором все люди одной местности объединяются в единую семью-общину с общим владением всеми благами; все трудятся и любят друг друга как братья. Тиранические порядки существуют, согласно Мелье, лишь потому, что у народа нет ясного сознания тяжести своего положения, его причин и своей силы; народ обманут и подавлен предрассудками, главную роль среди которых играет религия, подвергнутая Мелье разносторонней критике. Мелье с классической ясностью выразил просветительский взгляд на происхождение религии как результат сознательного обмана.

Теоретическими источниками материализма Мелье явились антический атомизм и физика Декарта. Утверждая вечность и несотворённость материи и материальное единство мира, Мелье критиковал метафизику Декарта, идеализм Мальбранша и религиозно-идеалистическую философию.

Философские взгляды Мелье оказали большое воздействие на формирование мировоззрения французских материалистов 18 века.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983.

Литература: Деборин А. М..Ж.М., «ВФ», 1954, №1; Поршнев Б. Ф., М., М., 1964 (лит.); Etudes sur le cure Meslier, P., 1966.

Жан Мелье (1664-1729), сельский священник из Шампани, умер за 60 лет до начала Великой французской революции конца XVIII в. Тем не менее он активно участвовал в ней — участвовал своим знаменитым трудом «Завещание».

Смотрите так же:  Лицензия нотариуса действует

Отец Жана — сельский ткач. Достаточно зажиточный, он имел возможность определить сына в духовную семинарию. В 23 года Жан Мелье получает сан священника. Некоторое время спустя ему дают самостоятельный приход, и он оказывается в деревне Этрепиньи. Здесь ему и предстояло провести сорок лет жизни — до последнего дня.

Мелье хорошо знал все, что касалось жизни крестьян. И не просто знал. Он разделял целиком все то, чем жили, о чем думали, к чему стремились его прихожане.

Он не использовал своего поста для личного обогащения. И когда в конце жизни Мелье первый и единственный раз собрался отправиться в Париж, то ему пришлось занять деньги на поездку у богатого крестьянина.

Однажды, в 1716 г., Мелье вместе со своими прихожанами выступил против их всемогущего сеньора: повинности, которые он наложил на крестьян, становились совсем уж непомерными. За это Мелье получил серьезные взыскания со стороны церковного начальства.

В последние годы Мелье взялся за сочинение, названное потом «Завещанием». И хотя ему грозила слепота, он в трех экземплярах переписал это объемистое произведение. Более того, стремясь обеспечить его сохранность, он нотариально оформил его как завещание. На бумаге, в которую был завернут экземпляр рукописи «Завещание», адресованный прихожанам, рукой Мелье написано:

«Я видел и познал ошибки, заблуждения, бредни, безумства и злодеяния людские. Я почувствовал к ним ненависть и отвращение. Я не осмелился сказать об этом при жизни, но я скажу об этом по крайней мере умирая и после смерти. Пусть знают, что я составляю и пишу настоящий труд, чтобы он мог служить свидетельством истины для всех тех, кто его увидит и прочтет, если им будет угодно».

И если жизнь Мелье оказалась в общем-то тихой, то книге его была предначертана великая судьба. Не было, пожалуй, другого такого произведения во Франции XVIII в., где бы давалась такая яркая картина безысходного положения крестьян, угнетаемых дворянами и духовенством, такая сильная критика церкви и освящающей социальную несправедливость религии. Мелье ратовал за установление общества, где бы не было богатых и бедных, угнетателей и угнетаемых, он считал необходимым уничтожить частную собственность на землю, установить общность имуществ.

В XVIII в. книга Мелье многократно переписывалась, тайком передавалась из рук в руки. Ее списки уничтожали, тех, у кого их находили, привлекали к суду, и все же ее читали многие, и не только французы. Списки книги обнаружены в Голландии, Пруссии.

В 1742 г. Вольтер составил краткое «Извлечение» из труда Мелье, которое распространялось в рукописных копиях.

В 1761 г. он же отпечатал это «Извлечение» (два издания за год!) в женевской типографии и разослал бесплатно по многим адресам. На этот раз «Извлечению» было дано название «Избранные мнения Жана Мелье, адресованные его прихожанам, по поводу некоторых из злоупотреблений и заблуждений вообще и в частности».

Другой замечательный французский просветитель, Поль Анри Гольбах, в 1772 г. опубликовал книгу «Здравый смысл кюре Мелье». Эта книжка многократно переиздавалась и в том же году и в последующем,— правда, уже без имени Мелье: слишком опасным оно стало. Недаром книжка Гольбаха была приговорена парижским парламентом к сожжению.

Полное издание «Завещания» было осуществлено в 1864 г. в Амстердаме — в 200-летнюю годовщину рождения мыслителя.

Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. Ред. А.И. Володина. – М.: Политиздат, 1982, 126-128.

Мелье (Meslier), Жан (июнь 1664 — между 28. VI. и 6.VII.1729) — французский материалист, атеист, утопический коммунист. Предшественник французских просветителей 18 века, революционный демократ. Сын деревенского кустаря. Окончил семинарию в Реймсе, с 1689 года — священник в деревнях Этрепиньи и Балев (Шампань). Свое сочинение, которое не мог опубликовать при жизни, Мелье оставил в виде завещания в 3 рукописных экземпляров, из которых один вскоре попал в Париж и стал известен во множестве копий. Идеи Мелье выразили неудовлетворенность половинчатостью «вольнодумства» (либертинства) 17 века; их социально-психологическим источником явился опыт многочисленных народных движений эпохи. Величайшее зло Мелье видел в присвоении одними людьми плодов труда других и в частной собственности. Богатые и знатные, притесняющие простой народ, находят защиту в тирании государства ухищрениях религии. Ближайшую задачу Мелье видел в освобождении сознания народа от религиозного дурмана, без чего невозможно поднять и сплотить массы на революцию. Разработанная в «Завещании» критика религии легла в основу всей атеистической и материалистической французской философии, сочетавшей наследие Мелье с материалистической традицией, заимствованной из Англии. Однако атеизм Мелье рядом просветителей (особенно Вольтером) был смягчен до деизма, а его общинно-коммунистический идеал был французскими утопистами 18 века отделен от идеала народной революции. «Завещание» Мелье осталось документом в глазах просветителей «слишком бунтовщическим» (по выражению Вольтера). Только в годы Великой французской революции разрозненные элементы мировоззрения Мелье воссоединяются на более высокой основе в идеологии бабувистов, из которых Сильвен Марешаль был крупнейшим знатоком и биографом Мелье. Необабувистские тайные общества 30-х годов 19 века считали Мелье одним из своих духовных учителей. Однако впервые полный текст «Завещания» был опубликован только в 1864 году голландцем Д’Абленгом ван Гиссенбургом (псевдоним — Рудольф Шарль). В русской и советской историографии «Завещание» исследовали А. А. Шахов, Р. Ю. Виппер, В. П. Волгин, Б. Ф. Поршнев и др.

Б. Ф. Поршнев. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 9. МАЛЬТА — НАХИМОВ. 1966.

Сочинения: Завещание, т. 1-3, М., 1954.

Литература: Деборин А. М., Ж. Мелье, «ВФ», 1954, No 1; Волгин В. П., Франц. утопич. коммунизм, М., 1960, с. 19-33; Поршнев Б., Мелье, М., 1964 (имеется библ.); Dommanget M., Le curé Mesller, P.,1965.

Особое место среди французских мыслителей XVIII века занимает по своим классовым позициям ранний провозвестник материалистического мировоззрения, утопический коммунист Жан Мелье (1664— 1729). Будучи приходским священником, Мелье хорошо знал жизнь народных низов, бедствия и нужду масс. В оставленном им единственном произведении — «Завещании» он подвергает острой критике не только общественные отношения феодальной Франции, но и основы классового общества в целом. В книге Мелье осуждается весь общественный строй Франции и ее государственное устройство — абсолютная монархия. Все правители, пишет он, являются тиранами, которые при помощи чудовищной системы обмана и насилия довели народ до нищеты. Светская и духовная власти поддерживают друг друга как два вора-карманника.

Обличая лицемерие и алчность духовенства, Мелье вскрывает социальную роль церкви как опоры тирании, орудия угнетения народа. «Религия,— писал он, — поддерживает даже самое дурное правительство, а правительство в свою очередь поддерживает даже самую нелепую, самую глупую религию. Служители религии, властвующие над нашей совестью, являются самыми наглыми обманщиками народа, а государи и прочие сильные мира сего, властвующие над нашим телом и имуществом, — самыми крупными ворами и убийцами из всех существующих в мире»

Из всех противников феодализма Мелье настроен наиболее революционно. Вольтер, оценивший значение критики Мелье, отрицательно относился ко многим его крайним идеям. Издав в 1762 г. выдержки из «Завещания», он опустил все высказывания наиболее радикального характера.

Но Мелье выступает не только против феодального угнетения; он является также противником частной собственности, считая ее началом всех социальных зол. Только с уничтожением частной собственности человечество избавится от нищеты, тирании и войн. В «Завещании» намечены черты идеального строя, основой которого является общая собственность и обязательный для всех труд. Коммунизм Мелье носит утопический характер. Чтобы осуществить революцию и создать новое общество, достаточно, по его мнению, лишь просветить народ.

По своим философским взглядам Мелье является материалистом и атеистом. Бесконечность материального мира, несотворимость материи и движения — его основные философские идеи. Он отрицает существование какого-либо источника, движения вне материи. «Ясно, что тела, — писал Мелье, — могут двигаться сами собой и что нет нужды отыскивать другие причины их движения, кроме самой материи, из которой все тела состоят». В силу своей исторической ограниченности материализм Мелье носит еще метафизический характер. Этот скромный деревенский священник является одним из замечательных предшественников левого крыла французских просветителей.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том V. М., 1958, с. 555-556.

Le testament, t. 1–3. Amst., 1864; в рус. пер.: Завещание, т. 1–3. М., 1954;

Что надо делать? Харьков, 1918.

Поршнев Б.Ф. Мелье (1664–1729). М., 1964;

Кучеренко Г. С. Жан Мелье и передовая общественная мысль Франции первой половины XVIII в.— В кн.: Французский ежегодник, 1965. М., 1966.

Кучеренко Г.С. Судьба «Завещания» Жана Мелье в 18 веке. М., 1968;

Каплан А.Б. Революционно-демократическая идеология и утопический социализм во Франции 18 века. М., 1989.

Бирало А. А. Социальные и идейные истоки утопического коммунизма: Мелье, Морелли и Мабли.— В кн.: Труды Ин-та философии АН БССР. Минск, 1958, вып. 1.

Деборин А. М. Жан Мелье (К 225-й годовщине со дня смерти).— Вопросы философии, 1954, № 1.

Дунаевский В. А., Кучеренко Г. С. К истории публикации исследования В. П. Волгина о Жане Мелье.— В кн.: История и историки. М., 1979.

Кучеренко Г. С. Судьба «Завещания» Жана Мелье в XVIII веке. М„ 1968.

Поршнев Б. Ф. Мелье. М., 1964.

Поршнев Б. Ф. Жан Мелье и народные истоки его мировоззрения. М., 1955.

Ям К. Е. Жан Мелье и французский атеизм XVIII века. М., 1979.

Жана мелье завещание

Мелье Жан (1664—1729) — французский материалист и атеист, утопический коммунист. Был сельским священником:. После смерти Мелье было обнаружено его произведение в форме обращения к прихожанам — «Завещание», в котором он выразил гневный протест против религии, духовенства, дворянства и всего современного ему феодального строя. Главное социальное зло Мелье видел в непропорциональном распределении богатств между людьми, а причину этого зла — в частной собственности. Короли, дворяне, попы захватили все богатства земли, оставив народу только труд, лишения и страдания. Религия, в частности христианство,— гнусная басня, выдуманная попами исключительно для того, чтобы держать народ в тупом невежестве и покорности. Люди от природы равны.

Для того чтобы уничтожить неравенство, бедняки должны объединиться и свергнуть господство тиранов. Будущий справедливый строй представлялся Мелье как федерация общин, все члены которых трудятся , и пользуются предметами своего труда на равных правах. По своим социальным взглядам Мелье принадлежит к идеологам крестьянского, мелкобуржуазного, уравнительного коммунизма. Общефилософские взгляды Мелье сложились под влиянием античного материализма ( Эпикур — см., Кар —см.), а из философов нового времени на него оказал влияние Спиноза (см.). Природа, по Мелье, — единственная реальность, существующая сама по себе, по законам внутренней необходимости, а не продукт деятельности творца — бога.

Смотрите так же:  Трудовые споры и порядок их рассмотрения коллективный трудовой спор

Материя, по мнению Мелье, «имеет в самой себе своё существование И своё движение, и следовательно нет надобности искать вне её принцип её существования и её движения». Мелье, как и Спиноза, резко критикует дуализм Декарта (см.), признавая материальность и смертность души. Материализм Мелье, тесно связанный с его воинствующим атеизмом, является, как весь домарксовский материализм, метафизическим, ограниченным. Его взгляды на общество — идеалистические. Страдания народа происходят, по мнению Мелье, из-за отсутствия просвещения, из-за обмана со стороны правителей и духовенства. «Завещание» Мелье появилось впервые в 1730 г. в рукописных списках, а в 1762 г. были опубликованы извлечения из него, сделанные Вольтером. Полностью же оно увидело свет только в 1864 г. Полный перевод «Завещав ния» на русский язык опубликован в СССР в 1937 г.

Жана мелье завещание

Жан Мелье (1664-1729) — один из самых ранних и самых своеобразных представителей французского утопического коммунизма и французского материализма XVIII века. Историческое значение утопического социализма Мелье состоит в том, что он первым соединил идею создания нового социального строя, основанного на равенстве, с идей революционной борьбы трудящихся масс за свое освобождение. В сочинении Завещание Мелье подверг критике феодально-абсолютистские порядки и религиозные догматы, выдвинул проект идеального коммунистического общества.
Среди французских мыслителей XVIII века немало сторонников идей социального равенства и общности имуществ. Но только у Мелье эти идеи сочетаются с призывом к объединению угнетенных для борьбы с угнетателями. Немало было в то время и решительных противников христианской церкви и религиозного миросозерцания. Однако только у Мелье воинствующий атеизм служит прямым орудием борьбы против основных принципов классового общества.
Проведя всю свою взрослую жизнь в качестве священника в Шампани, Мелье дописал своё «Завещание» незадолго до своей смерти. Оно не было опубликовано автором и стало известно после его смерти в 1733 г. в списках и выдержках. Вольтеру и другим просветителям оно казалось интересным и привлекательным, но столь опасным, что они так и не отважились опубликовать его полностью. Целиком оно было издано только в 1864 г. в Амстердаме.
Главной отличительной особенностью «Завещания» является то, что у него собственно социалистическая концепция является лишь производной от основной идеи всего произведения — борьбы с религией. Мелье не видит в религии ничего, кроме ее социальной роли, которая заключается, по его мнению, в том, чтобы путем обмана и распространения суеверий закрепить насилие и социальное неравенство.

«Завещание» Мелье — произведение замечательное по своей цельности и последовательности. Социально-политические построения, критика христианского «откровения», материалистическая философия — все эти составные части «Завещания» тесно спаяны между собой и логически и эмоционально. Они пронизаны единым чувством — чувством ненависти к господствующему в мире злу, единой идеей — идеей борьбы против всех видов угнетения, за торжество разума и справедливости.

Scisne ?

В преди­словии автор сооб­щает, что при жизни не мог открыто выска­зать свои мысли о способах управ­ления людьми и об их рели­гиях, поскольку это было бы сопря­жено с очень опас­ными и прискорб­ными послед­ствиями. Цель насто­я­щего труда — разоб­ла­чить те нелепые заблуж­дения, среди которых все имели несча­стье родиться и жить — самому же автору прихо­ди­лось поддер­жи­вать их. Эта непри­ятная обязан­ность не достав­ляла ему ника­кого удоволь­ствия — как могли заме­тить его друзья, он исполнял её с великим отвра­ще­нием и довольно небрежно.

С юного возраста автор видел заблуж­дения и злоупо­треб­ления, от которых идёт все зло на свете, а с годами ещё больше убедился в слепоте и злобе людей, в бессмыс­лен­ности их суеверий, в неспра­вед­ли­вости их способа управ­ления. Проникнув в тайны хитрой поли­тики често­любцев, стре­мя­щихся к власти и почёту, автор легко разгадал источник и проис­хож­дение суеверий и дурного управ­ления — кроме того, ему стало понятно, отчего люди, счита­ю­щиеся умными и обра­зо­ван­ными, не возра­жают против подоб­ного возму­ти­тель­ного порядка вещей. Источник всех зол и всех обманов — в тонкой поли­тике тех, кто стре­мится власт­во­вать над своими ближ­ними или желает приоб­рести суетную славу святости. Эти люди не только искусно поль­зу­ются наси­лием, но и прибе­гают ко всякого рода хитро­стям, чтобы одур­ма­нить народ. Злоупо­требляя слабо­стью и легко­ве­рием тёмной и беспо­мощной народной массы, они без труда застав­ляют её верить в то, что выгодно им самим, а затем благо­го­вейно прини­мать тира­ни­че­ские законы. Хотя на первый взгляд религия и поли­тика проти­во­по­ложны и проти­во­ре­чивы по своим прин­ципам, они неплохо ужива­ются друг с другом, как только заключат между собой союз и дружбу: их можно срав­нить с двумя ворами-карман­ни­ками, рабо­та­ю­щими на пару. Религия поддер­жи­вает даже самое дурное прави­тель­ство, а прави­тель­ство в свою очередь поддер­жи­вает даже самую глупую религию.

Всякий культ и покло­нение богам есть заблуж­дение, злоупо­треб­ление, иллюзия, обман и шарла­тан­ство. Все декреты и поста­нов­ления, изда­ва­емые именем и властью бога или богов, явля­ются измыш­ле­нием чело­века — точно так же, как вели­ко­лепные празд­не­ства, жерт­во­при­но­шения и прочие действия рели­ги­оз­ного харак­тера, совер­ша­емые в честь идолов или богов. Все это было выду­мано хитрыми и тонкими поли­ти­ками, исполь­зо­вано и умно­жено лжепро­ро­ками и шарла­та­нами, слепо принято на веру глуп­цами и невеж­дами, закреп­лено зако­нами госу­дарей и сильных мира сего. Истин­ность всего выше­ска­зан­ного будет дока­зана с помощью ясных и вразу­ми­тельных доводов на осно­вании восьми дока­за­тельств тщет­ности и ложности всех религий.

Дока­за­тель­ство первое осно­вано на том, что все религии явля­ются измыш­ле­нием чело­века. Невоз­можно допу­стить их боже­ственное проис­хож­дение, ибо все они проти­во­речат одна другой и сами друг друга осуж­дают. Следо­ва­тельно, эти различные религии не могут быть истин­ными и проис­те­кать из якобы боже­ствен­ного начала истины. Именно поэтому римско-като­ли­че­ские привер­женцы Христа убеж­дены, что имеется лишь одна истинная религия — их собственная. Они считают основным поло­же­нием своего учения и своей веры следу­ющее: суще­ствуют только один господь, одна вера, одно крещение, одна церковь, а именно апостоль­ская римско-като­ли­че­ская церковь, вне которой, как они утвер­ждают, нет спасения. Отсюда с очевид­но­стью можно вывести заклю­чение, что все прочие религии сотво­рены чело­веком. Говорят, что первым выдумал этих мнимых богов некий Нин, сын первого царя асси­риян, и случи­лось это примерно ко времени рождения Исаака или, по лето­счис­лению евреев, в 2001 г. от сотво­рения мира. Говорят, что после смерти своего отца Нин поставил ему кумир (полу­чивший вскоре после этого имя Юпитера), и потре­бовал, чтобы все покло­ня­лись этому идолу, как богу — таким образом и произошли все виды идоло­по­клон­ства, распро­стра­нив­шиеся затем на земле.

Дока­за­тель­ство второе исходит из того, что в основе всех религий лежит слепая вера — источник заблуж­дений, иллюзий и обмана. Никто из христо­по­клон­ников не может дока­зать с помощью ясных, надёжных и убеди­тельных доводов, что его религия действи­тельно богом уста­нов­ленная религия. Вот почему они уже много веков спорят между собой по этому вопросу и даже пресле­дуют друг друга огнём и мечом, защищая каждый свои веро­вания. Разоб­ла­чение лживой христи­ан­ской религии будет одновре­менно приго­вором и всем прочим вздорным рели­гиям. Истинные христиане считают, что вера есть начало и основа спасения. Однако эта безумная вера всегда слепа и явля­ется пагубным источ­ником смут и вечных расколов среди людей. Каждый стоит за свою религию и её священные тайны не по сооб­ра­же­ниям разума, а из упор­ства — нет такого звер­ства, к кото­рому не прибе­гали бы люди под прекрасным и благо­видным пред­логом защиты вооб­ра­жа­емой истины своей религии. Но нельзя пове­рить, чтобы всемо­гущий, всеб­лагий и премудрый бог, кото­рого христо­по­клон­ники сами назы­вают богом любви, мира, мило­сердия, утешения и прочее, пожелал осно­вать религию на столь роковом и пагубном источ­нике смут и вечных распрей — слепая вера в тысячу и тысячу раз пагубнее, чем брошенное богиней раздора на свадьбе Пелея и Фетиды золотое яблоко, которое стало затем причиной гибели града и царства Трои.

Дока­за­тель­ство третье выво­дится из ложности видений и боже­ственных откро­вений. Если бы в нынешние времена человек вздумал похва­литься чем-нибудь подобным, его сочли бы за поло­ум­ного фана­тика. Где види­мость боже­ства в этих аляпо­ватых снови­де­ниях и пустых обманах вооб­ра­жения? Пред­ставьте себе такой пример: несколько иностранцев, например немцев или швей­царцев, придут во Францию и, повидав самые прекрасные провинции королев­ства, объявят, что бог явился им в их стране, велел им отпра­виться во Францию и обещал отдать им и их потомкам все прекрасные земли и вотчины от Роны и Рейна до океана, обещал им заклю­чить вечный союз с ними и их потом­ками, благо­сло­вить в них все народы земли, а в знак своего союза с ними велел им обре­зать себя и всех младенцев мужского пола, родив­шихся у них и у их потом­ства.

Найдётся ли человек, который не станет смеяться над этим вздором и не сочтёт этих иностранцев поме­шан­ными? Но россказни якобы святых патри­архов Авраама, Исаака, и Иакова заслу­жи­вают не более серьёз­ного отно­шения, чем эти выше­упо­мя­нутые бредни. И если бы три почтенных патри­арха пове­дали о своих виде­ниях в наши дни, то превра­ти­лись бы во всеобщее посме­шище. Впрочем, эти мнимые откро­вения изоб­ли­чают сами себя, ибо даны только в пользу отдельных лиц и одного народа. Нельзя пове­рить, чтобы бог, пред­по­ла­га­емый беско­нечно благим, совер­шенным и спра­вед­ливым, совершил столь возму­ти­тельную неспра­вед­ли­вость по отно­шению к другим лицам и народам.

Лживые заветы изоб­ли­чают себя и в трёх других отно­ше­ниях: 1) пошлым, позорным и смешным знаком мнимого союза бога с людьми; 2) жестоким обычаем кровавых закланий невинных животных и варвар­ским пове­ле­нием бога Аврааму принести ему в жертву своего собствен­ного сына; 3) явным неис­пол­не­нием прекрасных и щедрых обещаний, которые бог, по словам Моисея, надавал трём названным патри­архам. Ибо еврей­ский народ никогда не был много­чис­ленным — напротив, заметно уступал по числен­ности другим народам. А остатки этой жалкой нации в насто­ящее время счита­ются самым ничтожным и презренным народом в мире, не имеющим нигде своей терри­тории и своего госу­дар­ства. Не владеют евреи даже той страной, которая, как они утвер­ждают, обещана и дана им богом на вечные времена. Все это с очевид­но­стью дока­зы­вает, что так назы­ва­емые священные книги не были внушены богом.

Дока­за­тель­ство четвёртое выте­кает из ложности мнимых обето­вании и проро­честв. Христо­по­клон­ники утвер­ждают, что только бог может с досто­вер­но­стью пред­ви­деть и пред­ска­зы­вать будущее задолго до его наступ­ления. Они уверяют также, что будущее было возве­щено проро­ками.

Что же пред­став­ляли собой эти божьи чело­веки, гово­рившие якобы по наитию святого духа? То были либо подвер­женные галлю­ци­на­циям фана­тики, либо обман­щики, которые прики­ды­ва­лись проро­ками, чтобы легче водить за нос тёмных и простых людей.

Смотрите так же:  Бланк доверенность на сдачу отчетности в пфр

Есть подлинная примета для распо­знания лжепро­роков: каждый пророк, пред­ска­зания кото­рого не сбыва­ются, а, напротив, оказы­ва­ются ложными, не явля­ется насто­ящим пророком. Например, знаме­нитый Моисей обещал и проро­че­ствовал своему народу от имени бога, что он будет особо избранным от бога, что бог освятит и благо­словит его превыше всех народов земли и даст ему в вечное владение страну хана­ан­скую и соседние области — все эти прекрасные и заман­чивые обещания оказа­лись ложными.

То же самое можно сказать о веле­ре­чивых проро­че­ствах царя Давида, Исайи, Иеремии, Иезе­кииля, Даниила, Амоса, Захарии и всех прочих. Дока­за­тель­ство пятое: религия, которая допус­кает, одоб­ряет и даже разре­шает в своём учении и морали заблуж­дения, не может быть боже­ственным уста­нов­ле­нием.

Христи­ан­ская же религия и в особен­ности римская её секта допус­кает, одоб­ряет и разре­шает пять заблуж­дений:

1) она учит, что суще­ствует только один бог, и одновре­менно обязы­вает верить, что суще­ствуют три боже­ственных лица, из которых каждое есть истинный бог, причём этот трой­ственный и единый бог не имеет ни тела, ни формы, ни какого бы то ни было образа;

2) она припи­сы­вает боже­ствен­ность Иисусу Христу — смерт­ному чело­веку, который даже в изоб­ра­жении еван­ге­ли­стов и учеников был всего лишь жалким фана­тиком, бесно­ватым соблаз­ни­телем и злопо­лучным висель­ником;

3) она прика­зы­вает почи­тать в каче­стве бога и спаси­теля мини­а­тюрные идолы из теста, которые выпе­ка­ются между двух железных листов, освя­ща­ются и вкуша­ются повсе­дневно;

4) она провоз­гла­шает, что бог создал Адама и Еву в состо­янии телес­ного и душев­ного совер­шен­ства, но затем изгнал обоих из рая и обрёк всем жизненным невзгодам, а также вечному проклятию со всем их потом­ством;

5) наконец, она под страхом вечного проклятия обязы­вает верить, что бог сжалился над людьми и послал им спаси­теля, который добро­вольно принял постыдную смерть на кресте, дабы иску­пить их грехи и проли­тием крови своей дать удовле­тво­рение право­судию бога-отца, глубоко оскорб­лён­ного непо­слу­ша­нием первого чело­века.

Дока­за­тель­ство шестое: религия, которая терпит и одоб­ряет злоупо­треб­ления, противные спра­вед­ли­вости и хоро­шему управ­лению, поощряя даже тиранию сильных мира во вред народу, не может быть истинной и действи­тельно бого­уста­нов­ленной, ибо боже­ственные законы и уста­нов­ления должны быть спра­вед­ли­выми и беспри­страст­ными.

Христи­ан­ская религия терпит и поощ­ряет не менее пяти или шести подобных злоупо­треб­лений:

1) она освя­щает огромное нера­вен­ство между различ­ными состо­я­ниями и поло­же­нием людей, когда одни рожда­ются лишь для того, чтобы деспо­ти­чески власт­во­вать и вечно поль­зо­ваться всеми удоволь­ствиями жизни, а другие обре­чены быть нищими, несчаст­ными и презрен­ными рабами;

2) она допус­кает суще­ство­вание целых кате­горий людей, которые не приносят действи­тельной пользы миру и служат только в тягость народу — эта бесчис­ленная армия епископов, аббатов, капел­ланов и монахов нажи­вает огромные богат­ства, вырывая из рук честных труже­ников зара­бо­танное ими в поте лица;

3) она мирится с непра­ведным присво­е­нием в частную собствен­ность благ и богатств земли, кото­рыми все люди должны были бы владеть сообща и поль­зо­ваться на одина­ковом поло­жении;

4) она оправ­ды­вает неосно­ва­тельные, возму­ти­тельные и оскор­би­тельные различия между семьями — в резуль­тате люди с более высоким поло­же­нием желают исполь­зо­вать это преиму­ще­ство и вооб­ра­жают, что имеют большую цену, чем все прочие;

5) она уста­нав­ли­вает нерас­тор­жи­мость брака до смерти одного из супругов, отчего полу­ча­ется беско­нечное множе­ство неудачных браков, в которых мужья чувствуют себя несчаст­ными муче­ни­ками с дурными жёнами или же жены чувствуют себя несчаст­ными муче­ни­цами с дурными мужьями;

6) наконец, христи­ан­ская религия освя­щает и поддер­жи­вает самое страшное заблуж­дение, которое делает боль­шин­ство людей окон­ча­тельно несчаст­ными на всю жизнь — речь идёт о почти повсе­местной тирании великих мира сего.

Госу­дари и их первые мини­стры поста­вили себе главным правилом дово­дить народы до исто­щения, делать их нищими и жалкими, чтобы привести к большей покор­ности и отнять у них всякую возмож­ность пред­при­ни­мать что-нибудь против власти.

В особо тяжком поло­жении нахо­дится народ Франции, ибо последние её короли зашли дальше всех прочих в утвер­ждении своей абсо­лютной власти и довели подданных до самой крайней степени бедности. Никто не пролил столько крови, не был винов­ником убий­ства стольких людей, не заставлял вдов и сирот пролить столько слез, не разорил и не опустошил столько городов и провинций, как покойный король Людовик XIV, прозванный Великим не за какие-либо похвальные или досто­славные деяния, которых он никогда не совершал, а за великие неспра­вед­ли­вости, захваты, хищения, опусто­шения, разо­рение и изби­ение людей, проис­хо­дившие по его вине повсюду — как на суше, так и на море.

Дока­за­тель­ство седьмое исходит из ложности самого пред­став­ления людей о мнимом суще­ство­вании бога. Из поло­жений совре­менной мета­фи­зики, физики и морали с полной очевид­но­стью явствует, что нет ника­кого верхов­ного суще­ства, поэтому люди совер­шенно непра­вильно и ложно поль­зу­ются именем и авто­ри­тетом бога для уста­нов­ления и защиты заблуж­дений своей религии, равно как и для поддер­жания тира­ни­че­ского господ­ства своих царей. Совер­шенно ясно, откуда проис­те­кает перво­на­чальная вера в богов.

В истории о мнимом сотво­рении мира опре­де­лённо указы­ва­ется, что бог евреев и христиан разго­ва­ривал, рассуждал, ходил и прогу­ли­вался по саду ни дать ни взять как самый обык­но­венный человек — там же сказано, что бог создал Адама по образу и подобию своему. Стало быть, весьма веро­ятно, что мнимый бог был хитрецом, кото­рому захо­те­лось посме­яться над просто­ду­шием и неотё­сан­но­стью своего това­рища — Адам же, судя по всему, был редким разиней и дураком, поэтому так легко поддался уговорам своей жены и лукавым обольще­ниям змея.

В отличие от мнимого бога, материя бесспорно суще­ствует, ибо она встре­ча­ется повсюду, нахо­дится во всем, каждый может видеть и ощущать её. В чем же тогда непо­сти­жимая тайна творения? Чем больше вдумы­ва­ешься в различные свой­ства, какими прихо­дится наде­лять пред­по­ла­га­емое высшее суще­ство, тем более запу­ты­ва­ешься в лаби­ринте явных проти­во­речий. Совсем иначе обстоит дело с системой есте­ствен­ного обра­зо­вания вещей из самой материи, поэтому гораздо проще признать её самоё перво­при­чиной всего, что суще­ствует. Нет такой силы, которая созда­вала бы нечто из ничего — это озна­чает, что время, место, простран­ство, протя­жение и даже сама материя не могли быть сотво­рены мнимым богом.

Дока­за­тель­ство восьмое выте­кает из ложности пред­став­лений о бессмертии души. Если бы душа, как утвер­ждают христо­по­клон­ники, была чисто духовной, у неё не было бы ни тела, ни частей, ни формы, ни облика, ни протя­жения — следо­ва­тельно, она не пред­став­ляла бы собой ничего реаль­ного, ничего субстан­цио­наль­ного. Однако душа, одушевляя тело, сооб­щает ему силу и движение, поэтому она должна иметь тело и протя­жение, ибо суть бытия в этом и заклю­ча­ется.

Если же спро­сить, что стано­вится с этой подвижной и тонкой мате­рией в момент смерти, можно без коле­баний сказать, что она момен­тально рассе­и­ва­ется и раство­ря­ется в воздухе, как лёгкий пар и лёгкий выдох — прибли­зи­тельно так же, как пламя свечи угасает само собой за исто­ще­нием того горю­чего мате­риала, которым оно пита­ется. Есть и ещё одно весьма осяза­тельное дока­за­тель­ство мате­ри­аль­ности и смерт­ности чело­ве­че­ской души: она крепнет и слабеет по мере того, как крепнет и слабеет тело чело­века — если бы она была бессмертной субстан­цией, её сила и мощь не зави­сели бы от стро­ения и состо­яния тела.

Девятым и последним своим дока­за­тель­ством автор считает согла­со­ван­ность восьми преды­дущих: по его словам, ни один довод и ни одно рассуж­дение не уничто­жают и не опро­вер­гают друг друга — напротив, поддер­жи­вают и подтвер­ждают друг друга. Это верный признак, что все они опира­ются на твёрдое и прочное осно­вание самой истины, так как заблуж­дение в таком вопросе не могло бы нахо­дить себе подтвер­ждения в полном согласии столь сильных и неот­ра­зимых доводов.

Обра­щаясь в заклю­чение ко всем народам земли, автор призы­вает людей забыть распри, объеди­ниться и восстать против общих врагов — тирании и суеверий. Даже в одной из мнимо святых книг сказано, что бог свергнет гордых князей с трона и посадит смиренных на их место.

Если лишить спесивых туне­ядцев обиль­ного пита­тель­ного сока, достав­ля­е­мого трудами и усилиями народа, они иссохнут, как засы­хают травы и растения, корни которых лишены возмож­ности впиты­вать соки земли. Равным образом, нужно изба­виться от пустых обрядов ложных религий.

Есть лишь одна-единственная истинная религия — это религия мудрости и чистоты нравов, чест­ности и благо­при­стой­ности, сердечной искрен­ности и благо­род­ства души, реши­мости окон­ча­тельно уничто­жить тиранию и суеверный культ богов, стрем­ления поддер­жи­вать повсюду спра­вед­ли­вость и охра­нять народную свободу, добро­со­вест­ного труда и благо­устро­енной жизни всех сообща, взаимной любви друг к другу и неру­ши­мого сохра­нения мира. Люди обретут счастье, следуя правилам, основам и запо­ведям этой религии. Они оста­нутся жалкими и несчаст­ными рабами до тех пор, пока будут терпеть господ­ство тиранов и злоупо­треб­ления от заблуж­дений.

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении.
Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XVII−XVIII веков / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1998. — 832 с.

Другие публикации:

  • Льготы для инвалидов 2 группы по оплате коммунальных услуг Как и в каком размере предоставляются льготы по оплате коммунальных услуг для инвалидов Часто в жизни люди оказываются в сложных ситуациях из-за проблем со своим здоровьем или здоровьем своих близких. Многие теряются, не знают, кто и как […]
  • Как оформить повышение квалификации в другом городе Повышение квалификации работника в другом городе Уважаемые коллеги, может у кого-то был опыт направления сотрудника в другой город для повышения квалификации. Вопрос вот в чем: отправляем инженера в Москву, заключаем с ней дополнительный […]
  • Льготы педагогам в городе Льготы учителям Многих интересует, какие льготы у учителей на сегодняшний день, и почему именно учителям они предоставляются. Профессия педагога очень ответственная и требующая большого количества затрат – как временных, так и […]
  • Средняя пенсия по коми Минимальная пенсия в Республике Коми Минимальная пенсия в Республике Коми в 2019 году В Республике Коми в 2019 не работающим пенсионерам полагается доплата к пенсии до 10742 руб. Размер регионального прожиточного минимума пенсионера […]
  • Приказ 10 25 мвд Приказ МВД РФ от 23 апреля 2012 г. N 348 "Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по выдаче гражданину Российской Федерации лицензии на […]
  • Стаж пилота это Когда и с какими почестями уходят на пенсию пилоты Вопрос интересный, пенсионный возраст увеличивают, работать надо больше, но есть профессии, на которые это не действует. Профессии с выслугой лет, например пилоты. Сколько нужно лет […]
Жана мелье завещание